Белый ишачок

Длинный коридор старинного особняка застеленный красным ковром, походившим на собачий язык торчащий из пасти, теперь принадлежал партийному аппарату, где заседали чиновники разной степени значимости.

У одного из кабинетов толпились люди в одинаковых костюмах. Люди немного нервничали, пускали друг на друга косые взгляды и газы.

Секретарша, чрезмерно строго вида восседала за массивным столом с витыми ножками. Стол её был заставлен печатной машинкой, тремя телефонами разного цвета и папками-скоросшивателями с надписями: «Дело №…».

Раздавшийся треск белого телефона без диска заставил всю однотонную толпу замолчать и даже перестать пускать газы. Секретарша молча выслушала звонящего, зачем-то кивнула в трубку и сказала, что теперь можно проходить, Игорь Иванович примет всех сразу.

Кабинет Игоря Ивановича представлял из себя длинный пенал с таким же длинным столом и стульями. Сам же хозяин кабинета восседал на троне, иначе это и не назовёшь. Витые ножки, спинка, обитая красным бархатом, вензеля. Дорого, богато, но всё только для членов партии.

Вошедшие столпились у входа и только после приглашения садиться стали ломиться за стол. Игорь Иванович стал внимательно слушать их бубнёж, который он в принципе слушал ежедневно и ежечасно. Всем нужно было одно и тоже. Ну или практически одно и тоже: новую квартиру, машину, путёвку в санаторий, продвижение по карьерной лестнице. И только один из вошедших сегодня в этот кабинет озвучил весьма необычную просьбу:

– Игорь Иванович, мне бы белого ишачка.

Просящий был сер, как его костюм. Лицо имел слегка одутловатое, хотя и под цвет галстука. Фамилия его была практически беззвучная и не запоминающаяся – Квакин. Был он простым инженером средней руки.

– Игорь Иванович, я никогда ничего не просил, – продолжал Квакин.

– Белые ишачки только для членов Партии,- сказал, как отрезал Игорь Иванович.

– Так я член, – слишком возбуждённо выпалил Квакин, – член Партии с 1946 года.

– Ну, раз так.

Игорь Иванович поднял трубку белого телефона без диска, точно такого же как стоял на столе у секретарши и сказал:

– Людмила Ивановна, зайдите ко мне.

В кабинет вошла секретарша, отсканировала диоптриями очков всех сидящих, выискивая того, из-за кого её оторвали от работы.

– Людмила Ивановна, вот у нас товарищ Квакин хочет белого ишачка.

– Белые ишачки только для членов Партии, – быстро выпалила секретарша.

– Так я член. Я же уже говорил, – буквально вскрикнул Квакин.

– Член чего, общества слепых? Или глухих, – стала наезжать на него секретарша.

– Нет, я член Партии с 1946 года, мне положено в конце концов. Я никогда ничего…

Квакин осёкся, закашлялся и замолчал.

Кто-то тихо пустил газы, и Людмила Ивановна поспешила открыть окно.

– Ну, хорошо. Я сейчас посмотрю, что можно сделать, – сказала секретарша.

Она подошла к массивному высокому шкафу, открыла его и принялась перерывать папки.

– Белых нет, Игорь Иванович, – сказала Людмила Ивановна, не высовываясь из шкафа.

– Белых нет, товарищ Квакин, – повторил Игорь Иванович.

– Но как же, ведь я же…, – снова забубнил Квакин.

– Мы поставим вас в очередь и как только – так сразу, да, Людмила Ивановна? – обратился к шкафу Игорь Иванович.

Шкаф чихнул и ответил «да».

– Послушайте, товарищ Квакин, а зачем вам собственно белый ишачок? Все просят квартиры, машины, дачи, путёвки. А вам прямо музейную редкость подавай. Я уже и не помню, когда слышал подобные просьбы, – сказал Игорь Иванович, зевая, тем самым давая понять просителям, что аудиенция на сегодня окончена, пора бы и честь знать.

– Это моё личное дело, – с гордостью ответил Квакин, – в конце концов разве я не заслужил?

– Ну, личное или нет, это не вам решать, – парировал Игорь Иванович.

Шкаф снова чихнул и закрылся. Секретарша поправила улей на голове и удалилась из кабинета.

– Сейчас подойдёте к Людмиле Ивановне. Она запишет вас в очередь и как только появится белый ишачок, вас обязательно оповестят, – заключил Игорь Иванович, тем самым дав понять Квакину, что приём окончен.

 

Квакин вышел из кабинета, записался у секретарши, что товарищ Квакин Ква-Ква становится на очередь для получения белого ишачка. При наличии сообщить телеграммой по адресу такому-то. Дата, подпись.

Квакин вышел на улицу где его поджидали все те же утренние серые костюмы, пришедшие вместе с ним просить к Игорю Ивановичу.

– Товарищ, а можете рассказать товарищам про белого ишачка, – спросил самый смелый по фамилии Зуд.

– Я – товарищ Зуд, – представился он и протянул руку, покрытую экземой.

– Квакин, – ответил Квакин на рукопожатие.

– Нам с товарищами очень интересно, мы пришли просить у Игоря Ивановича дачи, машины, квартиры. Так мелочи. И никто из нас никогда не слышал про белого ишачка. Что это за партийная привилегия? – неугомонный Зуд.

– Понимаете, товарищи, я вырос в Средней Азии, в одной из Республик. Нравы там были дикие несмотря на Советскую власть. Так вот, пошёл я в первый класс. Иду, иду, а школа была очень далеко. Подхожу к школе и вижу, как старшеклассники по очереди имеют белого ослика на школьном дворе. Ишачка. Я в ужасе бегу в кабинет директора. Забегаю к нему, и буквально кричу:

– Там, там во дворе дети ослика по очереди имеют!

Директор, вскакивая со своего места:

– Как ослика, какого ослика?

– Да, белого, белого такого ослика,- буквально плачу я.

Директор сразу успокаиваясь:

– Ах, бэлого.., бэлого можно, бэлий это дэтский.

Вот так товарищи. А потом я узнал, что это были дети членов Партии. Местной элиты. Их родителям вместе с партийным пайком выдавали белого ишачка, и дети таким образом развлекались.

А мои родители были обычными работягами, помогали строить плотину и рассчитывать на такие пайки им светило. В общем это моя детская мечта – белый ишачок. Мне через три месяца на пенсию, и я хотел вкусить этот запретный плод. А что до дачи или машины – мне это ни к чему, я простой инженер, хотя и член Партии с 1946 года.

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X