Гвэлешапи

(Значение использованных грузинских слов приводится в конце сказки)

 

 

Гвэлешапи родился в обычной драконьей семье. И все бы было хорошо, если бы он был красным как мама или белым как папа. Но Гвэли был сине-черного цвета, а значит, он отличался от всех других драконов и должен был выдыхать цэцхли.

Но как он ни старался, у него получалось только облачко боли, а весь цэцхли оставался внутри. И папа, белый дракон, учил его правильно дышать, хоть и сам был обычным драконом.

— Гвэли-шапи, выдыхай…

— Пш-Пш, шшш, — осторожно продышался маленький черный дракон.

—  Ну, что ты все  в себя втянул? Выдыхать надо, выдыхать… Понимаешь?  Итак, всю жизнь. Давай еще попробуем, — сдержанно произнес дракон-папа.

— Что ты к нему привязался? — на пороге клдэ показалась дракониха-мама в светлом передничке с крупными ромашками. Она хлопотливо наклонилась над маленьким черным драконом и попросила его показать горло. — Обжегся, мой гордый мальчик, — осуждающе покачала она головой в сторону отца.

— Что ты с ним нянчишься? — поругался на нее дракон-папа. — Он же не простой дракон, а черный…

— И что теперь, ему всю жизнь страдать? Но не получается огонь. И без него ведь можно прожить… Мы то живем, и все прекрасно.

— Нет, — отрезал дракон-папа и нравоучительно поднял указательный коготь вверх. — Помни, Гвэли, ты огонь и сила. Огонь и сила. Всегда. Ты понял меня?

Маленький черный дракон кивнул, но в глазах у него стояли слезы. Вот уж сколько времени он безуспешно пытался приручить внутри себя пламя, но у него ничего не получалось. Сколько он не пробовал, сколько не тренировался, из его горла валил боли, а пламя так и оставалось внутри. Иногда он хотел быть обыкновенным красным или белым, ну или зеленым драконом.

—Такой случай один на миллион, — поговаривали старейшины, — чтобы у обычных не огнедышащих драконов родился черный дракон.

А потому почти с самого детства на Гвэли возложили повышенное внимание и излишние ожидания. Когда же стало понятно, что по каким-то внутренним причинам, цэцхли из его пасти так и не вырвется, драконы отвернулись от него. Этого было достаточно, чтобы по происшествию еще десяти лет, повзрослевший Гвэли покинул родительскую клдэ и отправился на поиски своего мира. Он летел над пашней и мельницей, небо раскрывалось над ним лепестками синевы, а зеленое солнце, отражаясь от его темной чешуи, падало на землю желтым светом. Гвэлешапи любил поглядывать на мелких людишек внизу. Они казались ему забавными: то друг на друга с дубинками пойдут, то дом строить начнут, раскричатся, разругаются, да по углам разным разбегутся. А потом снова, за мукой к соседу придут или свататься надумают.

— Суета-сует, — думал про себя дракон, — но когда сверху на все это смотришь, как-то становится спокойно и даже хорошо.

Обычно он не вмешивался в человеческие распри, и, оставаясь в стороне, тихо следил за тем, что будет дальше. А больше всего на свете любил Гвэлешапи наблюдать за закатным заревом на исходе дня, и за тем, как красноватые угли теряют краски, и тонкой струйкой утекает дым. А поутру, когда  от росы влажные листья в лесу кажутся ярче обычного, он спускался на поле и подолгу лежал, рассматривая, как раскрываются голубые колокольчики. Как-то раз в очередной полет он заметил в загоне для скота маленького черного кнути. Котенку было не больше трех недель, он бежал по траве, забавно повиливая пушистым хвостиком. Гвэлешапи засмотрелся на него и подумал, что этот малыш похож на белый одуванчик, только в ночи. И вдруг у него непривычно заурчал желудок, все внутри перевернулось, и что-то подкатило к горлу. Дракон и подумать не успел, как начал стремительно снижаться, раскрыв огромную зубастую пасть.

Внутри него как колокол стучали слова:

— Огонь и сила. Ты огонь и сила…

Надо признаться, что скорость он набрал приличную. В то время не было никого сильнее дракона. И черная тень накрыла калаки. И мзэ спряталось за ним, как будто бы его и вовсе не было. Люди перестали смотреть в землю и со страхом подняли глаза в небо. Казалось, суд Божий вот-вот совершится. А Гвэлешапи все летел и летел. Кнути не обращал на него никакого внимания. Он шел по своим кошачьим делам. Перебравшись через небольшое ограждение, маленький черный котенок оказался за пределами двора. Впереди его ждали приключения. Он точно, определено точно знал, что там впереди в диком травянистом и тенистом лесу ждут приключения. Пока еще он не ведал, какие именно, но с предвкушением набирал скорость. И приминал мягкими лапками травинки на своем пути. Не почувствовать дракона он не мог, однако к своему небольшому возрасту котенок ни разу в своей жизни не встречался с драконами. А потому ощутив, как над ним бушует ветер, он только прижал ушки к макушке и ускорил шаг. Дракон же летел над землей так низко, что тень от его крыльев сминала под собой соломенные крыши сараев, а скот в страхе разбегался.

Маленький черный котенок миновал полосу с застоявшейся болотной водичкой и, выбравшись на сухой участок, уселся умываться. Правой лапкой ушко почесал, хвостик прилизал, и снова правой лапкой мордочку умыл.  Пасть дракона раскрылась еще больше, он зашипел, задрожал и изверг из недр себя… Котенок широко раскрыл синие глаза и даже перестал умываться. Он ничего б не успел понять, если бы из пасти дракона вырвался цэцхли. Но Гвэлешапи вдруг закашлялся, покрывая его облачком дыма, и без сил рухнул рядом с маленьким черным котенком, едва не пришибив его раскрывшимся крылом. И затих.

Где-то с минуту котенок стоял неподвижно, любопытно посматривая на большую мта, лежащую рядом с ним. А потом просто подошел к нему и лизнул в нос. Глаз дракона приоткрылся, и котенок с удивлением обнаружил в нем себя, только не черного, а рыжего.

Недолго они изучали друг друга. Котенок присматривался к себе через глаз дракона. А дракон притворялся, что он не замечает котенка и вообще тут понарошку прилег. Передохнет немного и дальше полетит. Но небо над ними нахмурилось, прибежала одинокая туча и с лихвой полилась на землю. Люди позабыли про дракона, побежали загонять скот в сараи, да и сами прятаться под крышу. Котенок жалобно замяукал. Шёрстка его разом намокла. Дракон приподнял крыло, и маленький мокрый комочек вкатился под него.

Так они и лежали, пока дождь не закончился. А когда небо снова стало ясным, дракон выпустил котенка на свежий воздух и заговорил:

— Кто ты такой, что не побоялся меня?

Котенок обошел кругом длинную черную морду дракона и хорошенько отряхнулся. Остатки капель полетели на зеленую траву.

— А с чего бы мне тебя бояться? — совершенно спокойно ответил он.

— Я дракон, — дракон хотел добавить, что он огнедышащий, и все соплэби трепещут только от одного его вида, но вместо этого просто представился, — Гвэлешапи.

—  А я это просто я, — ответил ему черный маленький котенок. — У меня нет имени.

— Быть такого не может, — запротестовал дракон. — Как же мне тебя называть? — сказал он, потянув поочередно правое крыло, а затем левое. — А может приглядишься и найдешь свое имя?

Мысль котенку понравилась, он повел мордочкой к темному лесу, затем пристально осмотрел оставленную позади себя пашню, не забыл и про сахли с соломенной крышей и отрицательно покачал головой.

— Ничего не вижу. Называй, как хочешь…

— Нет, так не пойдет, — не согласился с ним черный дракон. — У тебя должно быть, просто обязано быть имя. Я, я, — он призадумался, пристально разглядывая посеревшую от  дыма шерстку малыша и вдруг вымолвил, — я буду звать тебя Боли. Хорошо? А ты зови меня Гвэли.

— Без разницы, — ответил ему черный котенок и направился прямиком к темному лесу.

Мокрая трава щекотала подушечки на лапках, а усы, как на ниточку, собирали оставшиеся после дождя капли.

— Ну, куда же ты идешь? — не отставал от него беспокойный дракон.

Но Боли ничего ему не ответил, и дракон полетел за ним следом. Там где был бурелом, и котенок не мог пройти, дракон убирал сухостой с его пути. Как-то он перенес его через небольшой горный накадули, чтобы котенок не намочил шерстку. И отогнал от него любопытную ворону, что села на вечнозеленый бучки. Ворона явно не возражала знакомству с Боли, но вот наличие дракона ее совершенно не обрадовало, и она ворчливо каркнув, ретировалась на дуб.

Вскоре стемнело, но котенок все еще шел. Дракон забеспокоился, что он никогда не остановится и, приземлившись на поляну с  розовыми и белыми квавилэби, спросил его:

— Куда ж ты идешь, ночь ведь на дворе? Спать пора.

— Кто это сказал, что пора спать? Разве у приключений бывает время суток?

За длинный день дракон устал спорить с Боли. Ему все время казалось, что порядок должен быть во всем. Он никогда не задумывался, что порядок, навязанное кем-то или чем-то действие. Котенка же совершенно не волновал порядок, он просто шел к приключениям, и все.

— Ну, — зевнув, согласился дракон, — может быть, так и есть. Но все же ночью лучше поспать, а днем при свете мзэ продолжим путь. Да и небо беззвездное, темно, может и дождь пойти.

И Гвэлешапи предложил Боли крыло, как убежище от дождя. Кнути подумал-подумал и согласился. За долгий день он и вправду устал, а потому только забравшись под крыло, почти мигом уснул.

Гвэли же только прикрыл глаза, он и во сне оставался драконом. Все его существо жило, чувствовало и ощущало ночь целиком и полностью. И он хранил сон маленького черного котенка по имени Боли до самого раннего утра.

С этого дня началась их странная и крепкая дружба. Драконы обладают магией, и все, что касается их драконьей чешуи, так или иначе, приобретает удивительные, не сравнимые ни с каким другим явлением, свойства. Котенок Боли перебрался в пещеру к Гвэлешапи и прожил вместе с ним почти триста лет.  За этот огромный промежуток он превратился в большого черного ката. И теперь уже имя Боли ему не подходило, он больше был похож на клдэ.

Клдэ была отвесная, и один край ее был стеной пещеры, в которой жили Гвэли и Боли, а второй резко уходил вниз и разбивал горную мдинарэ на два отрезка. Вода падала под углом и становилась не просто потоком воды, она превращалась в шумный чанчкэри.

За это время Гвэли тоже преобразился. Как-то ему попался один франт, который очень не хотел быть съеденным. Собственно дракон и не собирался-то его есть, но жители ближайшей сопэли сказали, что в нем явно сидит демон, а потому дракон просто обязан сделать исключение и проглотить его вместо овец и коров, которых ему обычно приводили. Франт был из калаки, а сюда его привела безответная любовь,  ну и, разумеется, карточный долг. Так что в своем родном поместье франт двадцати пяти лет был связан, погружен на телегу, а далее доставлен в гамоквабули к дракону на съедение.

Гвэлешапи не знал, кто такие оперные певцы, но когда Боли вытащил кляп изо рта бедняги, дракон взвыл и на некоторое время улетел в лес переждать бурю. Когда же он вернулся, франт расхаживал по гамоквабули с угольком в руке и делал какие-то наброски на стене.

Клдэ на некоторое время стала не просто скалой, она превратилась в художественный мольберт. Все что говорил дракон, франт зарисовывал в виде знаков. А потом объяснял ему новые слова. Так Гвэлешапи и Боли узнали о новой моде: о цилиндрах, приталенных пиджаках, круглых очках и даже о палках, именуемых тростью. Ката пристально посмотрел на дракона и сказал, что тот больше не может оставаться в стороне и пора выходить в люди.

— Но мне и тут хорошо, — воспротивился дракон, — кормят регулярно. Обустроили все жилище. Не хочу я ни в какой калаки лететь.

— Хочешь, не хочешь, а если не полетишь, они опять кому-нибудь темную устроят, ты же знаешь их, — парировал выпад Боли.

— Собственно, нас это особенно не касается.

— Касается-касается… Как же ты не понимаешь, голова чешуйчатая!

Ката был очень уж упрямым, и дракон злился на него, но как ни удивительно все равно любил. Вот такая была у них странная дружба.

— А так, — продолжил Боли убедительную речь, — они хотя бы на тебя отвлекутся, забудут, может свою вражду, да объединятся, как бывало в прежние времена.

— Вечно во всем дракону разбираться, — буркнул в ответ Гвэлешапи и отвернулся к стене.

— Да и трость бы тебе пошла и очки круглые тоже, — как бы невзначай заметил мудрый ката.

Франт мигом оживился и тут же завел шарманку, — а еще цилиндр, это такая высокая шляпа. Она бы идеально прикрыла ваши остроугольные уши и создала бы неповторимый образ всеми уважаемого дракона.

И он предложил Гвэли примерить свой цилиндр, — он, конечно, поистрепался немного, но форму кое-как держит.

Дракон нацепил на себя шляпу, и так уж он понравился Боли, что тот захлопал в ладоши и запрыгал вокруг него:

— Как же тебе хорошо! Как же прекрасно сидит!

— Правда, хорошо? — поинтересовался дракон.

— Да, ты сам взгляни, — ката принялся осматриваться в поисках чего-то, где дракон мог бы себя увидеть. Но не найдя ничего путного, предложил полететь к ближайшему голубому и чистому тбастан.

Гвэлешапи закинул на шею ката и франта и, буркнув на них, — держите шляпу крепче, чтобы не улетела, — пустился в путь.

Дракону понравилось собственное отражение в тбаши. Он вертел головой то в право, то влево, сдвигая цилиндр то к одном уху, то к другому. Вода в тбаши переливалась разными оттенками синего.  Франт довольно на него посматривал. Очень уж ему хотелось обратно в калаки попасть. И тогда он предложил:

— Есть у меня знакомый мэкудэ. Руки у него золотые, глаз наметанный. Он такую шляпу Вам смастерит, что дракона во всем калаки век не забудут.

— А ты не врешь, случайно? — настороженно поинтересовался Боли.

— Я? — франт выскочил на поляну, уперев руки в бока и обиженно заявил, — да как можно врать перед самим, — он сделал паузу, чтобы речь его звучала более внушительно, и повторился, — перед самим черным драконом!

— То-то же, — Боли переглянулся с Гвэли, — ради такого можно и калаки посетить. Да, ведь?

Франт поспешно закивал, и дракон подумал, что если он продержится так еще пару минут, то его шея истончится настолько, что голова просто-напросто покатится вон.

— Можно и слетать, на днях. У нас как раз сметана закончилась.

— Да, да. Но только монет немного захватить с собой надо. На материалы, — поспешно добавил франт и осекся. Ката помурзился.

— А хурдэби тебе зачем? Может еще и горсть окро потребуешь и камений всяких драгоценных из нашей сокровищницы гамоквабули?

— Так хорошее сукно денег стоит, да и работа не шуточная. Сшить цилиндр для самого черного дракона, — промямлил франт и погрозил искривленным пальцем небу. — Все должно быть самое лучшее.

— Вот именно, — неожиданно согласился Боли. — Я тебе лично отсыплю окро. Но смотри у меня, чтоб работа на совесть была сделана, иначе…, — ката шикнул на него  и вытянул правую когтистую лапу. Франт в страхе отпрянул.

После того как они вернулись домой в гамоквабули, и все вместе отужинали, франт предложил дракону подумать о настоящем костюме.

— Негоже летать, в чем мать родила, нужно приличия и этикет соблюдать. И если вы в калаки собираетесь, то и приодеться бы не помешало.

Ката поддержал идею, а дракон попросту устал возражать.  На следующий день были сняты и записаны все размеры, и франта с мешочком окро доставили к главным воротам калаки. С драконом условились встретиться через пару недель, когда будет готов заказ.

Боли раздобыл сметаны у сердобольной старушки и довольный забрался на спину к дракону.

— А обманешь, — погрозил он когтем франту, — мы прилетим сюда, да весь калаки сожжем.

— Нет, нет, что вы, — запричитал франт и был готов броситься на колени и снова завыть, но Гвэли шикнул на него, и тот в страхе замолчал.

— В калаки иди. Хочу выглядеть по-человечески, — сдержанно повторил дракон свою волю. И друзья поднялись в небо.

— И что ты опять начинаешь? — с упреками набросился на ката Гвэлешапи.

— А пусть знает. Страх — это единственный инструмент для того, чтобы тебя уважали.

— А вот и нет. Ты ж знаешь, что у меня ничего не получается.

— А они-то этого не знают. Так что пусть боятся.

— Да и не собираюсь я никого жечь, — отрезал Гвэлешапи, когда они поднялись на двадцать метров над ткэ, — не мое это. Понимаешь?

— Но ты же сам мне твердил, что ты огонь и сила.

— Так папа думал. А я, — он поморщился, смахнул с лица пот и добавил, — но он, наверное, ошибался. Я не черный дракон, совершенно не такой.

— Но может, — Боли попытался его приободрить, — может еще найдется способ, найти твой собственный цэцхли…

Гвэли слегка пожал крыльями и замолчал. За триста лет боль ослабла, но полностью не прошла. И они полетели над ткэ к ожидающей их клдэ.

 

***

 

Боли оказался прав, способ нашелся, но прошло еще двести лет. За это время калаки разросся и превратился в метрополию. Повсюду сверкали неоновые вывески, машины размером с самого дракона ездили по асфальтированным тропинкам. А ночью сверху на все это безобразие беспристрастно взирал белый шар мтварэ. Дракон приземлился недалеко от фитнес клуба и сверился с адресом, указанным в буклете. Трехметровый билборд, который едва не сбил дракона в полете, четко обрисовывал перспективы занятий в фитнес-клубе.

 «В новый год без жиров», — строго гласила вывеска.

Но не это привлекло Гвэлешапи, а маленькая надпись внизу буклета о том, что на йоге можно попрактиковать глубокое огненное дыхание. Дракон еще раз перечитал буклет и решительно направился к двери. Первым же делом он наткнулся на злую старушку-гардеробщицу. Даже не взглянув на дракона, она потребовала надеть бахилы. Гвэли внимательно осмотрел свои загнутые когти и решительно нацепил на них синие полиэтиленовые пакеты из общей корзины в коридоре. Естественно бахилы разошлись по швам, и, скользя по кафельному полу, дракон едва удержался на крутой винтовой лестнице, ведущей на второй этаж цихэсимагрэ. Уже на подходе к двери он оглянулся через плечо и понял, что у него зарождается страх высоты. Страх высоты на земле.  Ибо страх не может зародиться в небе. А вот на земле, пожалуйста. Гвэлешапи из последних сил пнул ногой дверь и буквально влетел в основной холл, тяжело дыша. Мысль о заточенной в цихэсимагрэ принцессе его не покидала. Он до помрачнения любил читать вечерами сказки народов мира, сидя в своем качающемся кресле возле живого огня. Боли слушал его как радио, немного рассеяно, но добродушно. А потому им обоим было тепло и хорошо.

Вместо одной принцессы дракон увидел целых три. Правда, они были несколько заняты и посматривали на других людей. Некоторое время Гвэли скромно стоял в углу, оценивая то, что происходит. Принцессы напропалую раздавали свои ключи мужчинам и даже женщинам, а в ответ принимали у них разрисованные бумажечки. Обмен показался ему странным.  Он аккуратно достал из сюртука мешочек окро и приблизился к стойке регистрации.  Пока он раздумывал над словами, к нему обратилась молодая принцесса. Вместо платья на ней сидела серая маечка на тонких бретельках с широкими штанами-шароварами.

— Добрый вечер! Чем могу помочь?

— Это вы мне? — удивился дракон. Девушка миловидно кивнула. — Я, — замялся дракон и полез в карман сюртука за мешочком окро, — пришел позаниматься. Хочу привести себя в форму, — он высыпал на стойку регистрации хурдэби.

Принцесса нахмурила милый лобик и выдала, — что они не ломбард и не принимают всякую утварь.

— Позвольте, — вставил Гвэлешапи, — это вовсе не хлам, это самое настоящее золото, вот попробуйте, — дракон взял одну из монеток и прикусил ее. Но принцесса только поморщилась, быстро написала адрес ближайшего банка и протянула бумажку дракону.

— Поменяйте, а потом приходите, — холодно отчеканила она.

Делать было нечего, дракон поплелся в банк, взял билетик, отстоял приличную очередь. Желание приводить себя в форму утекало неимоверно быстро. Он даже подумал, а не рвануть ли обратно в гамоквабули.

— Там Боли, наверное, ужин приготовил, приборы разложил, салфеточки поставил и ждет его.

От представленной картины на душе потеплело и даже сердце как-то сжалось. Но тут как назло тревожно запищал черный пластиковый квадратик на столе, и Гвэлешапи скрылся в кабинке для обмена валюты. А после он вернулся в фитнес клуб, и другая вежливая девушка, ни разу не взглянув на него,  прощебетала как по скрипту:

— У нас проводится йога по следующим направлениям: хатха, кундалини, инь и даже есть пилатес в расписании. Вас на что записать?

Дракон озадаченно почесал затылок. Прозвучавшие скороговоркой названия ему не о чем не говорили, и девушка любезно записала его на все занятия с перерывом по пять минут.

— С месяц походите и определитесь, что вам больше нравится, — порекомендовала девушка и отдала ему ключ и карточку от зала.

В ответ дракон радостно закивал, даже не представляя какое испытание ожидает его впереди. Наконец, со всеми условностями было покончено. Но в раздевалке обнаружилась еще одна проблема. Гвэлешапи оказался без формы. Один спортсмен махнул на табличку с перечнем позиций, начиная от махрового полотенца и заканчивая укороченными носками.

— Сходи на ресепшен, — посоветовал он ему, — там все есть.

Дракон так и поступил, обменяв оставшиеся картинки на шорты, носки и маечку-борцовку. Облачившись в сей затейливый наряд, Гвэлешапи сошел за своего. Он поднялся по винтовой лестнице в тэтри дарбази и встретился с девушкой-йогиней. В дарбази было много народу, и все расселись по коврикам. Дракон неловко подогнул хвост, и тоже опустился на коврик. Из колонки потекла негромкая мелодичная музыка. Дальше йогиня разлеглась на коврике, притянув ноги к подбородку, и стала слегка покачиваться… Гвэлешапи согнулся пополам и понял, что его подбородок слишком большой, а биться о коленку больно. И он перестал качаться, так и лежал в странной позе, посматривая на остальных. Народу в дарбази было очень и очень много. Однако за время занятия, никто не обратил на него никакого внимания. Как будто бы его и вовсе не было… Одна лишь принцесса попросила его подвинуться, сказав, чтоб хвост в кадр не попал, и щелкнула округлившийся бок на камеру.

После часового занятия дракон выполз и перебрался в лурджи дарбази, затем в мцванэ дарбази и только после трех часов занятий — домой. Боли встретил его кривой кошачьей ухмылкой

— Ну, что научили тебя огнем дышать?

— Пока нет, — грустно ответил дракон, — но ведь практики маловато. Еще похожу, попробую, — сказал он и почти сразу отрубился. Боли стащил с Гвэли шорты и борцовку. И недовольно ворча под нос, ушел убирать посуду.

На вторую неделю занятий Гвэлешапи наконец-то попал на практику дыхания.  В калаки приехал из-за границы один йог в оранжевом костюме. Дракон купил абонемент на мастер-класс и воодушевленный зашел в лурджи дарбази. Стены в дарбизи были синими, как море.

Уселся на коврик, лапы сложил, хвост подогнул, чтобы не мешал, и глаза прикрыл.

— Ваша грудная клетка расширяется, раз, два, три, — принялся считать йог, — вы впускаете в себя все больше и больше воздуха, энергия бежит по венам вместе с кровяным давлением. Пять, шесть…Легкие расширяются. Молодцы! И еще сильнее, восемь, девять. И…

Пронзительно зазвенел телефон. Йог перестал считать, метнулся к тумбе, отключил звук. Дракон исправно выполнял все, что говорил мастер. И потому, когда йог прекратил счет, Гвэли немного подзавис, из последних сил он втянул ноздрями спертый  воздух и вдруг позеленел.

— А теперь выдыхаем медленно на счет, — не успел договорить йог, когда Гвэли выдохнул все разом, и дарбази погрузился в дымовую завесу. Сработала пожарная сигнализация, люди закашлялись,  и в панике выбежали из здания на улицу.

— Неловко,  как же нехорошо получилось. Я  ведь никого не хотел пугать, — пожаловался во время ужина Боли Гвэлешапи. — Но он не сказал выдыхать, я и не выдыхал, ждал, когда прозвучит десять…

Боли понимающе положил ему в глиняную тарелочку пару сырных головок, и все это щедро сдобрил брусничным джемом.

— Что это? — поинтересовался дракон.

— Попробуй, тебе понравится.

Дракон нацепил на вилку кусочек сыра, обмакнул его в джем и, покатав на языке, проглотил.

— И вправду вкусно.

— Не надоело тебе ерундой заниматься? — уж больно серьезно сказал ката.

— Понимаешь, — замялся дракон, подбирая нужные слова, — я должен, просто обязан найти способ извлечь цэцхли. Я ведь черный дракон.

— И что с этого? Может, огонь другой. Не думал об этом? Откуда твой папа может знать, какой огонь, ведь он не огнедышащий. А другие… да плюнь ты на них. Столько лет…

— Нет, ты не прав, — заупрямился Гвэлешапи и отложил вилку от себя.

— Как хочешь, — махнул на него лапой ката, — я иду спать.

На следующем занятии история повторилась, и люди в страхе разбежались. Никто не понимал, что происходит, и почему валит дым из комнаты. Перед походом на третье занятие дракона в коридоре остановил плач. Он обернулся. В углу на полу сидела маленькая девочка. Руками она обхватила колени, став еще меньше, чем была. При каждом надрыве ее плечики вздрагивали. А люди почему-то проходили мимо нее и не замечали. В общем потоке Гвэли тоже прошел мимо, но потом развернулся и подошел к девочке. Сел на пол, подогнул хвост и наклонился, чтобы быть не таким большим.

— Почему ты плачешь? — спросил он.

— Кому какая разница? — не отрывая глаз от коленок, ответила она.

— Мне есть. Что у тебя случилось?

— Никому нет до нас дела. Уходи, — не глядя на него, махнула рукой девочка.

Дракон взглянул на часы, вот уже как пять минут начались занятия по йоге.

— Не-а, тут с тобой посижу. Подожду, пока ты успокоишься. Или может расскажешь, что случилось?

— Если мы сегодня не заплатим аренду, хозяйка выгонит нас на улицу. И все на этом, — подняв глаза, ответила девочка совершенно серьезно и осеклась на полуслове. Перед ней сидел самый настоящий дракон из мифов. Выглядел он несколько странно. На нем были штаны и серая борцовка. Но по всем остальным признакам он был похож на самого настоящего дракона.

— А ты кто такой и что ты тут делаешь? — забыв про свои слезы, выговорила девочка.

— Я? Я Гвэли, — дракон протянул ей когтистую лапу, и девочка несмело пожала ее. — Пришел заниматься йогой и практиковать огненное дыхание.

— Йогой? — удивилась она. — Ты же дракон. Зачем тебе йога?

— Ну, понимаешь, — замялся Гвэлешапи, — я не настоящий дракон.

— Думаешь? — ее удивление достигло границ. Перед ней сидел самый настоящий черный дракон и вот уже с полчаса объяснял ей, почему он не настоящий.

— Так как тебя зовут?

— Гого.

— Ну, ладно, — окончательно сдался Гвэли, — Гого, где это злая женщина живет? Я поговорю с ней.

— Нет, нет, — замахала руками Гого. — Мы должны оплатить аренду. Но воздушные буштэби никто не покупает. Все идут к соседу. У него баллон полный, а у папы закончился. И мой папа надувает бушти сам. А это очень и очень долго. Дети не хотят ждать и  уходят. Если мы не выручим за сегодня денег, то нас выгонят на улицу. Понимаешь?

— Понимаю.

— А знаешь, — на щеках у девочки появились едва заметные ямочки, —  ты бы мог нам помочь.

— Помочь?

— Ну, да. Будешь вместо папы буштэби надувать. Может быстрее получится. Это конечно не йога, но дыхание точно потренируешь.

Дракон задумался на минутку и согласился.

Вместе они побежали на улицу к цирку. Там возле палатки с сахарной ватой и мороженным стояла тележка с разноцветными шариками. Буштэби были похожи на плоские подошвы на дождливой земле. Невысокий мужчина, раскрасневшись, надувал очередной воздушный шарик.

— Пап, — радостно окликнула его девочка, — это Гвэли, он пришел нам помочь.

Не отрывая от губ бушти, отец равнодушно пожал плечами. Из кучи шаров девочка достала оранжевый шарик и протянула его дракону.

— На вот, дыхание попрактикуй.

Гвэли набрал в легкие воздуха и со всей силы выдохнул его. Раздался громкий хлопок, и бушти лопнул.

— Ой, — испуганно воскликнула Гого. 

— Поаккуратнее, там, — пробормотал отец, завязывая шарик и вручая его очередному ребенку.

Возле соседской лавки скопилась целая  очередь за шариками. К отцу же шли  неохотно. Буштэби он надувал подолгу, и дети капризничали, уводя за руку мам и пап к соседнему киоску. Но девочка не сдавалась, она выудила из кучи шаров фиолетовый шарик и показала, как нужно его надувать.

— Чуть-чуть, не сильно, — предупредила она Гвэлии передала ему свой не до конца оформившийся бушти.

Дракон набрал воздуха в легкие, но в шарик отправил не все, а только часть. Они вместе завязали его ленточкой и передали малышу, что стоял в очереди. Но шарик выскользнул из рук малыша и неожиданно полетел в голубое ца.

— Ой, — воскликнула девочка, — куда это он?

Она ни разу в своей жизни не встречала летающих шариков. Все буштэби держали форму, но не поднимались выше, чем их подбрасывали. А дальше они неизбежно падали вниз. Этот же улетал все выше и выше и скоро превратился в одну лишь точку на горизонте.

Она вручила Гвэли еще один шарик, а за ним еще один. И любой, что он наполнял воздухом, неизбежно поднимался к облакам. Дети, увидев то, что шары ведут себя так своевольно, быстренько перетащили родителей к лавке отца и выстроились в очередь.

— И мне небесный бушти.

— И мне, — раздавалось со всех сторон.

Гого не могла нарадоваться, шарики раскупались, а в кармане прибавлялась денежка. Спустя полчаса папа сообщил, что они достаточно заработали, чтобы оплатить жилье. Когда вокруг них не осталось никого, и девочка подошла к Гвэли:

— Ты самый удивительный дракон на свете. Ты спас нас с папой.

— На самом деле, — смутился Гвэлешапи, — я не настоящий черный дракон.

— Почему? Почему ты так думаешь?

— Потому что я не умею дышать огнем. А Гвэлешапи обязаны, — повторился он, — обязаны выдыхать пламя по праву рождения.

— Не знаю, кто и кому обязан. Но ведь не цэцхли главное…

— А что тогда?

— Ты. А ты добрый и помог нам. И шарики твои улетают высоко-высоко в ца. А ведь раньше они пылились в коробке, — она погладила его по чешуйчатой лапе и попрощалась.

И Гвэли улетел домой  клдэзе и успел к самому ужину.  Боли разложил по тарелкам еду и уселся напротив. Дракон поведал ему об удивительной Гого, которая рассказала ему правду о самом себе.

— Она так и сказала: неважно, кто и что от тебя ждет, а важно то, какой ты есть на самом деле.

 

 

Слова-значения

  1. Гвэли — (в пер с груз. языка — змея) გველი
  2. Цэцхли — (в пер. с груз. языка — огонь) ცეცხლი
  3. Боли — (в пер. с груз. языка — дым) ბოლი
  4. Клдэ — (в пер .с груз. языка — скала) კლდე
  5. Кнути — (в пер. с груз. языка — котенок) კნუტი
  6. Калаки — (в пер. с груз. языка — город) ქალაქი
  7. Мзэ — (в пер. с груз. языка — солнце) მზე
  8. Мта — (в пер. с груз. языка — гора) მთა
  9. Сопэли — (в пер. с груз. языка —  деревня) სოფელი
  10. Сахли — (в пер. с груз. языка — дом) სახლი
  11. Накадули — (в пер. с груз. языка — ручей) ნაკადული
  12. Бучки — (в пер. с груз. языка — куст) ბუჩქი
  13. Квавилэби — (в пер. с груз. языка — цветы) ყვავილები
  14. Ката — (в пер. с груз. языка — кот) კატა
  15. Мдинарэ — (в пер. с груз. языка — река) მდინარე
  16. Чанчкэри — (в пер. с груз. языка — водопад) ჩანჩქერი
  17. Гамоквабули — (в пер. с груз. языка — пещера) გამოქვაბული
  18. Тба — (в пер. с груз. языка — озеро) ტბა
  19. Мэкудэ — (в пер. с груз. языка — шляпочник) მექუდე
  20. Хурдэби — (в пер. с груз. языка — мелочь) ხურდა,ხურდები
  21. Окро — (в пер. с груз. языка — золото) ოქრო
  22. Ткэ — (в пер. с груз. языка —  лес) ტყე
  23. Мтварэ — (в пер. с груз. языка — луна) მთვარე
  24. Цихэсимагрэ— (в пер. с груз. языка — башня) ციხესიმაგრე
  25. Тетри дарбази — (в пер. с груз. языка — белый зал) თეთრი დარბაზი
  26. Лурджи дарбази — (в пер. с груз. языка — синий зал) ლურჯი დარბაზი
  27. Мцванэ дарбазив пер. с груз. языка — зеленый зал) მწვანე დარბაზი
  28. Гого — (в пер. с груз. языка — девочка) გოგო
  29. Буштэби — (в пер. с груз.я зыка — шары) ბუშტები,ბუშტი
  30. Ца — (в пер. с груз. языка — небо) ცა
7 комментариев
  1. Екатерина 10 месяцев назад

    Очень поучительная сказка ❤️ Такие живые герои, узнаешь наш мир, а вроде и драконы. Увлекло к прочтению с первых строк. И новые слова такие непонятные и интересные — учебник мне жду делом.

    • Автор
      Татьяна Астрит 10 месяцев назад

      Большое спасибо, Екатерина! Да, так и задумывался, как проект для обучения новым словам на грузинском языке через наиболее удобную и запоминающуюся форму — сказки.
      С уважением, Татьяна Астрит.

  2. Анастасия 10 месяцев назад

    Настоящая добрая сказка под грузинским «соусом». В Гвэлешапи влюбилась с первых строк и видела все абзацы, как кадры мультфильма. Очень понравилось. И с удовольствием прочитала бы продолжение! Автору спасибо и успехов!

    • Автор
      Татьяна Астрит 10 месяцев назад

      Большое спасибо! Да, будет продолжение, в той же Вселенной, но с другими героями.

  3. Влада 10 месяцев назад

    Все взрослые когда-то были детьми и читали сказки. Именно Гвэлешапи стал для меня уютным и тихим мостиком в детство. Важные жизненные вопросы рассказаны простым и понятным языком, а грузинские слова добавляют игровой момент и помогают оставаться заинтересованным на протяжении всего процесса чтения. Спасибо Автору за лёгкость восприятия мира!

  4. Евгения 10 месяцев назад

    Прекрасная сказка! Много непонятных слов, но если бы это было приложение для изучения языка, где можно нажать на слово и получить перевод, было бы совсем прекрасно.
    Огонь бывает разный, и каждый ценен сам по себе, спасибо!

  5. Юлия 10 месяцев назад

    Спасибо за замечательную сказку! Текст очень легко читается, по ходу чтения догадываешься о значении большинства незнакомых слов — они достаточно мягко и гармонично вплетены в текст. Дружба дракона и кота интересная, вызывает приятные эмоции 🙂

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X