Чистое волшебство

Вместо Эпиграфа:
Подчас, мы не в силах осознать, все последствия своих поступков…

До часа Х

Был обычный, будний серый осенний день в городе Н-ске. Двое приятелей Стёпа и Денис встретились днём, чтобы вместе пообедать и заодно немного поболтать, и обменяться новостями. Такие встречи у них были регулярны и называли они их ёмким айтишным словцом – «Апдейт».

Стёпа был фрилансером и трудился в финансовой отрасли. Он постоянно генерировал кучу идей и был ими просто переполнен, но как правило, все они так и оставались идеями. Его друг Денис, работал в рекламной фирме. Он был толковым и опытным человеком, в состоянии адекватно оценить Степины инициативы. Поэтому, если идея его цепляла, он тоже ею загорался и подключался уже в качестве реализатора. Ребятам было за тридцать и за плечами уже виднелась парочка совместных проектов.

Вольготно развалившись на стуле и неспешно доедая десерт, Стёпа рассуждал:

– Вот ты только подумай, Денис, сколько мороки по этому продвижению товара. Тебе и анализ рынка надо сделать, и потенциальных клиентов распознать, и ценовую стратегию придумать, а конкуренты-то тоже не дремлют.

– Да, всё верно. Так и есть. А как ты хотел, Стёпа? Это же работа, кропотливая работа. За неё клиент и платит, – парировал Денис, попивая кофе.

– Да это мне всё понятно, я о другом. Как было бы замечательно, если бы был такой действенный метод, чтобы клиент сам шёл и приобретал нужный товар. Эти ваши штучки про воздействие звуком, светом и цветом – это всё полумеры. Я говорю про настоящее волшебство. Увидел товар, пошёл и купил, – всё никак не унимался Стёпа.

– Ну, так это клиента обрабатывать надо, химией всякой пичкать, а Женевская конвенция по правам человека нам, торгашам, это делать запрещает, – отшучивался Денис, понимая всю несерьёзность такого разговора.

– Да, шути-шути. А метод такой, уже между прочим уже имеется.

Лицо Стёпы вдруг стало заговорщически-серьёзным, и он заговорил полушепотом:

– Денис, а ты в курсе, что мой последний проект был в исследовательском институте в Румынии. Я им помогал гранты выбивать и ещё оптимизировал распределение оборотных средств. Ну, я тебе рассказывал.

– Да, – кивнул Денис, – помню, говорил.

Стёпа продолжал:

– Так вот пошли мы как-то уже под конец моего проекта с коллегами из финансового отдела в бар, пивка попить. И увязался с нами ещё один лаборант, из исследовательского отдела. Начали мы с пива и сухариков, а закончили виски с колой. И этот лаборант как в начале вечера «сел» мне на уши, так и не слезал. Много он чего мне понарассказывал, по пьяной лавочке, чем они там занимаются. Я всего, конечно, не запомнил, сам понимаешь, в каком состоянии я был к концу вечера. Но… Одна вещь мне запала в память. Они создали и уже начали тестировать аппарат для выработки пристрастий у животных. Загружали в него фотографии, например, клубники, и потом запускали аппарат на пару минут рядом с клетками мышей и – о чудо! – мыши вдруг начинали есть клубнику, хотя раньше к ней вообще не прикасались.

– Интересная байка. Были бы ещё факты, доказательства… – ответил Денис.

– Есть даже лучше, мы там фотографировались, в этом пабе, и лаборант мне фотки по вотсапу когда переслал, вместе с ними, наверно, случайно (пьяный, своими пальцами натыкал) ещё четыре фотки с чертежами той самой загогулины. Телефон свой он позже потерял, а через неделю его вообще за халатное отношение к работе из института турнули, это же полусекретный проект был. С тех пор я этого лаборанта больше не видел, а фотографии чертежей у меня остались, причём похоже никто про это не знает, – продолжал Стёпа.

Денис теперь начинал понимать куда клонит его друг.

– То есть ты хочешь сказать, что теоретически, по этим чертежам, мы можем собрать этот агрегат? – уточнил Денис.

– Ты схватываешь всё на лету, друг мой. Да, и к тому же, как тебе, наверно, тоже известно, ДНК мышей очень похоже на человеческое. А если вдруг правда получится? Подумай, никаких больше анализов, реклам, каналов продвижения и прочей лабуды, «предварительных ласк», как это называется на вашем сленге, хе-хе. Только чистое волшебство! – Стёпа выдохнул и откинулся на спинку стула, наблюдая за реакцией Дениса.

Денис сидел, какое-то время задумчиво глядел куда-то в сторону и вдруг заулыбался. Заулыбался и Степан. По этой улыбке он сразу понял, что Денис одобрил его задумку. Их улыбающиеся лица по поводу предстоящего дела, прямо засияли. И было в том сиянии что-то демоническое.

Через пару дней, Денис проконсультировался со знакомым радиоинженером (естественно, не афишируя конечную цель) и заручился его поддержкой. Ещё три месяца кропотливого труда, и прибор был готов. Он состоял из множества микросхем, проводов, диодов, а корпус был выполнен из пластика. Сам «излучатель», как окрестили его ребята, был похож на большой армейский фонарь. Только при детальном рассмотрении можно было заметить несколько кнопок и переключателей вдоль всего прибора. Да и весил он раза в три больше обычного фонарика. Денису в это время, как раз поступил заказ на рекламу. Клиент занимался продажей крепёжных инструментов: гаек, шурупов, дюбелей, заклёпок, шайб и прочей мелочёвки. Фирма продавала как мелким оптом, так и в розницу. Над конторой с гордой вывеской «Крепёж Ж» днём и ночью светился ярко-красным цветом их логотип, который замечательно обозревался из прилегающих к ней четырёх девятиэтажек. В роли подопытных мышей, по задумке ребят, должны были выступить жильцы этих домов. Идея заключалась в следующем: Стёпа и Денис загрузят в аппарат логотип и пару фотографий этой продукции, например, гаек, и поздним вечером запустят его с помощью дрона. Он облетит эти четыре многоэтажки посылая сигнал ничего не подозревающим жильцам. Потом в течение нескольких дней ребята посмотрят, насколько выросли продажи этих самых гаек. Статистику магазина они достанут, не посвящая владельцев в свой план. Процент прироста продаж и можно будет считать эффектом этого эксперимента. Ну и по результатам, уже можно будет думать о дальнейших перспективах такого метода. Вот, такой на первый взгляд, почти невинный план.

 

Час Х

Поздним вечером двадцать пятого сентября Стёпа с Денисом подъехали к условленному месту. Осмотрелись, затем быстро включили аппарат, прикрепили его к дрону и он, взлетев, не спеша начал облетать одну за другой все четыре коробки, ненадолго задерживаясь у каждого окна. Окончив процедуру, дрон опустился на поляну.

– Перегорел наш излучатель, – с грустью в голосе констатировал Денис, держа в руках слегка расплавленный корпус аппарата.

– Вот же чёрт. Ну ладно, чертежи-то у нас есть, восстановить сможем. Надеюсь, что он сгорел не в самом начале. Главное, чтобы эффект был, – резюмировал Стёпа.

Ребята быстро закинули дрон и сгоревший излучатель в машину и поспешили ретироваться, пока их не успели засечь. Им повезло: в тот тёмный, прохладный, осенний вечер, никто из редких прохожих не обратил на них никакого внимания.

Эффект, про который они говорили не заставил себя долго ждать и проявился уже на следующий день в своей полной красе. Парни не знали, что инженер, собиравший им аппарат заказал «похожую» схему из Китая, так как «той самой» на складе не было, а ждать три месяца ему просто не хотелось. В конечном результате мощность исходящего сигнала стала в разы сильнее. К тому же, Денис и Стёпа не приняли во внимание взаимодействие излучаемых волн с другими электромагнитными волнами (в институте во время эксперимента другие волны блокировались). Поэтому сигнал распространился не только на четыре девятиэтажки, а почти на весь город и мощность его была такой силы, что большая часть жителей с повышенной внушаемостью непросто стала благосклонна к тем самым гайкам, продающимся в «Крепёж Ж», они просто больше не могли себя мыслить без оных. Обладание ими стало для них смыслом жизни и высшей точкой блаженства…

 

После часа Х

Отрывок статьи из газеты города Н-ска за пятое октября того же года:

«… и вот когда наконец-то наш город вырвался из цепких лап хаоса и массового безумия, или как его уже окрестили наши жители «гаечного помешательства», объяснение которому мы с вами найти пока можем, то давайте хотя бы восстановим хронологию событий той злополучной недели. Итак, всё началось ранним утром двадцать шестого сентября…

Рассказывает главный менеджер магазина «Крепёж Ж» Константин Ч.:

«Понимаете, уже ранним утром я начал замечать какие-то странности. Сначала позвонила пара клиентов и заказала несколько паллет с гайками. Понимаете, гайки в таком количестве отдельно не заказывают. К тому же эти клиенты уже накануне сделали у нас большой заказ. Потом пришли две бабушки, лет восьмидесяти и попросили «килограмма два гаечек». Я очень сильно удивился и спросил их: «а зачем вам гаечки-то нужны, бабули?» А они говорят: «Времена трудные, милок, как же без них, родимых?» Затем пришли старшеклассники за гайками и на мой вопрос «зачем?» отвечали: «Вот, прикинь, раньше тема была перед уроками сигаретку выкурить и кофе с ред булом – кайф, а сейчас новая тема – гайки». Я, если честно, так и не понял, скурить они их хотели или растворить, толком объяснить никто ничего не может.

Мы накануне как раз рекламу заказали, но вряд ли пара плакатов в городе сможет так впечатлить народ. Я даже уж грешным делом подумал, что это всё розыгрыш какой-то. Позвонили конкурентам – у них тишина. Во второй половине дня гайки начали заканчиваться, и мы начали скупать их у этих же конкурентов, подняли цену в три раза – думали отпугнёт. Какой там, главное берут только эти чёртовы гайки, ни шурупы им, ни шайбы не нужны. Объяснить зачем они им тоже не могут и знаете блеск такой нездоровый в глазах… На второй день огромная очередь уже образовалась, человек двести точно, а потом, когда все гайки кончились, мы полицию вызвали и решили закрыть магазин, потому что клиенты не верили, что гаек больше нет, расходиться отказывались и грозились зайти на наш склад и «самим там всё пошукать»»…

Рассказывает сержант полиции Александр С.:

«Двадцать седьмого сентября поступил звонок из магазина «Крепёж Ж». Мы выслали сначала патрульную машину, потом ещё пять. Кое-как удалось добиться, чтобы люди разошлись. Как оказалось впоследствии, они направились в другие магазины и в течение ещё двух дней скупали гайки у них. Зачем? Почему? Никто толком ответить не мог. Надо и всё. Тут ещё звонки начались. Вы же сами знаете, «двинутые» люди в таких случаях всегда активируются. Чего мы только не наслушались за эти дни: и что напасть нам эта за грехи наши, и что прилетит из космоса огромный корабль в форме винта и только люди с гайками смогут спастись. Звонил ещё один тип, каялся, что это он с приятелем каким-то самодельным «фонариком» народ облучил и, дескать, готов понести по всей строгости. Заниматься этой ересью у нас не было ни возможности, ни времени, к тому же мы стали замечать разобранные скамейки и дорожные знаки. На экстренном собрании было принято решение в усиленном режиме начать патрулирование улиц и днём, и ночью. Мы опасались, что начнут скручивать гайки с рельсов, светофоров, а это уже грозило обернуться трагедией с жертвами… Ещё заметили, что местная шпана вместо привычных граффити начала рисовать две кисти – одна держит большую гайку, а другая показывает знак победы. Ещё мы подметили, что «золотая молодёжь» и бизнесмены начали красить гайки в золотой цвет и носить их как кольца или бусы. А один раз я собственными глазами видел на улице проезжающий красный Феррари, с огромной золотой гайкой приваренной к капоту…»

Рассказывает Наталья С., штатный полицейский психолог:

«…Мне в ту неделю часто доводилось общаться с «гаечниками» – так мы между собой успели их прозвать. На вид абсолютно нормальные люди, только вот блеск какой-то нездоровый в глазах и это маниакальное желание – заполучить эти гайки. Мы в виде эксперимента с коллегами, уже день на четвёртый, когда гаек уже так просто было не достать, одному такому задержанному за хулиганство (скручивал гайки c линии высоковольтных передач) набор из десяти гаек в прозрачном пакете показали, спрашивая при этом: «зачем тебе эти гайки?» Так он аж прямо затрясся весь. Солидный такой мужчина, лет сорока пяти. Чего он только нам не предлагал за них: и часы, и деньги, и машину. Стало жалко мне его просто до жути, дала я ему этот пакетик. Он его схватил, обнял нежно, как ребёнка своего и тихо так, улыбаясь, прошептал: «Потому что это счастье…» Меня аж оторопь взяла…»

 

Вместо Эпилога

Всё это безумие закончилось ровно через неделю после своего начала, так же резко, как и началось. Все одержимые «гаечники» выглядели понурыми и уставшими. Их количество по скромным оценкам, составляло порядка 30% населения стотысячного города. Расспросы ничего не прояснили, они не могли объяснить ни свою мотивацию, ни поступки. Медицинское обследование не выявило никаких отклонений. По всему городу валялись, словно окурки или фантики от конфет – гайки разных размеров и цветов. А через два месяца, когда город уже почти вошел в свой обыденный ритм, вдруг также неожиданно началось другое безумие, под названием «солнечные очки». Но это уже совсем другая история…

Нет комментариев

Оставить комментарий

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X