Сбой

Я вышел из лифта, под мышкой у меня была папка с досье на Мистера Ковальского. Он один из тех, с кем случился сбой в процессе “прошивки” и я теперь должен разобраться в чём именно был сбой и устранить его. Я работник корпорации “New Technology”, мы в 2158 году занимаемся внедрением разных передовых технологий, одно из которых – обновление ДНК…Я поворачиваю за угол и подхожу к идеально белой двери. Около двадцати различных датчиков производят сверку личности и дверь бесшумно открывается. Я прохожу дальше. …После того как расшифровали ДНК, выяснилось что там хранится много лишнего, ненужного: склонности к болезням, хроническим заболеваниям, патологии и прочий генетический хлам, который только отягощает наше существование.

 

К тому же сегодняшний образ жизни и сегодняшние условия обитания кардинально отличаются от условий 200 летней давности, а вот наш ДНК нет. Больше нет нужды испытывать голод, холод, физические нагрузки итд.

 

Я прохожу дальше по коридору и дохожу до двери с номером 28. …Поэтому корпорация “New Technology” уже лет 10 лет занимается обновлением (прошивками) ДНК, делая людей более здоровыми – отсекая как скульптор всё лишнее и заменяя это на действительно нужные качества и навыки. Благодаря корпорации продолжительность жизни увеличилась до 130 лет. Человек теперь может сам очень легко залечивать раны, лучше видеть, слышать и многое другое.

 

Я берусь за ручку двери и поворачиваю её. … В процессе обновления иногда случаются сбои и техника не всегда может разобраться, в какой момент и как именно он произошёл. Тогда корпорация применяет метод ручной корректировки, с помощью таких специалистов как я. Вот сегодня как раз такой случай… Я захожу в небольшую комнату с серыми стенами и яркой лампой светящей с потолка. Передо мной средних лет, лысеющий мужчина. Он спокоен и изучающе смотрит на меня. -Добрый день, мистер Ковальский, меня зовут Пол Бремер: представился я. – Добрый день мистер Бремер, очень приятно: ответил он. У него интересный выговор. Теперь можно начинать разговор. Напрямую лучше не говорить о цели беседы. Неизвестно как он может отреагировать. Тут важно в процессе разговора выйти на нестыковки, нелогичные вещи, сбой. В этом и суть всего процесса. Ну что же, начнём.

-Мы с вами пообщаемся, это что-то типа опроса и потом Вы сможете идти. Вы не возражаете?

– Нет, Мистер Бремер. Начинайте.

– Ну вот и отлично. Расскажите мне о себе в двух словах, пожалуйста.

– Меня зовут Роберт Ковальски, мне 48 лет. Работаю в институте, преподаю историю. Холост, детей нет, есть кот.

– (Что же, пока всё ровно.) Скажите мистер Ковальский, а какой именно период времени Вы преподаёте?

– Я преподаю Средние века, эпоху Возрождения и современную историю до 1990 года. – А почему только до 1990 года? А не до 2100 года?

– Видите ли, Мистер Бремер, – сказал он, несколько задумавшись, – трудно преподавать 2100 год находясь в 1997 году. Это же история, а не футурология.

В яблочко! Он думает что мы находимся в 1997 году, вот где сбой. Надо его скорректировать: переубедить что мы не в 1997 году.

– Вы правда думаете, что мы в 1997 году? Хочу Вас разочаровать, сегодня 25 мая 2158 года…начал было я, но он меня перебил

– В самом деле, мистер Бремер? (он казалось ничуть не удивился этому). А почему Вы считаете что мы в 2158 году? Что заставляет Вас так думать? – Он улыбнулся и от этой улыбки мне стало не по себе. Она была какая-то зловещая.

– Подождите, мистер Ковальский, давайте условимся, я задаю вопросы, а Вы отвечаете и не перебиваете меня (я отчётливо почувствовал, что теряю инициативу), – Так почему Вы считаете, что сейчас 1997 год?

– Очень просто, потому что, когда я сегодня проснулся и посмотрел на календарь, то увидел, что сегодня 25 мая 1997 года. Я вышел на улицу, всё как обычно, никаких летающих машин, роботов и прочей атрибутики будущего. Я провёл две пары в университете и мне позвонили и вызвали сюда, а тут Вы сидите и спрашиваете, почему сейчас не 2158 год. Очень странно не находите?

– (Ладно, Мистер Уверенность, попробую сработать пожёстче, без прелюдий) Хорошо, давайте на чистоту, у вас сбой при обновлении ДНК. Я работник корпорации “New Technology” и пытаюсь Вам помочь. Поэтому Вы так и уверены, что находитесь в прошлом.

– Мистер Бремер, я Вам кое-что ещё не сказал… – перебил меня он и сделал небольшую паузу – работа преподавателем истории это моё хобби, а основная моя работа это … – опять пауза – я главврач психиатрической клинике, где мы, кстати, сейчас с вами находимся.

– (Так всё сложнее чем я думал) Мистер Ковальский, мы с вами не в психиатрической клинике, как Вам может казаться, а в исследовательском здании корпорации “New Technology”…

Но он снова прервал меня:

– Мистер Бремер, Вы находитесь у нас уже две недели и каждый день мы слышим этот Ваш рассказ. Мы сможем помочь Вам, только если пойдёте нам навстречу и примите, наконец, реальность такой, какова она есть.

– (Господи, вот так сбой, что не минута разговора, то новое открытие) Мистер Ковальский, Вы искренне заблуждаетесь и я готов Вам это доказать…

Опять он не даёт мне договорить:

– Мистер Бремер, я слышу это от Вас уже две недели. Ответьте мне пожалуйста только на один вопрос, и я клянусь, я не буду Вас больше перебивать: что Вы делали вчера? И я с радостью поверю Вам.

Я даже опешил от этого вопроса:

– Ну что же, с радостью…

И тут я замолчал, потому что вдруг решительно не смог вспомнить ничего из прошлого дня, да и вообще я почему-то помнил всё то только с момента выхода из лифта. Я молчал, покрываясь потом и краснея как школьник перед доской с невыученными уроками. Мистер Ковальский как-то расслабился и по-приятельски наклонился ко мне: – Мистер Бремер, я мог бы спросить кто ваши друзья, коллеги, где Вы были в отпуске, но ответа не получил бы. У вас редкая форма амнезии плюс навязчивая идея про эти обновления ДНК. Мы за эти две недели, перепробовали всё, а вчера мои коллеги предложили мне подыграть и дать Вам возможность начать вашу работу, начать применять Ваш метод ручной корректировки и уже в процессе попробовать скорректировать, но только уже Вас. Коллеги покрасили одну дверь в идеально белый цвет, про который Вы нам столько рассказывали. Вас посадили в лифт и когда он тронулся, дальше Вы уже всё помните…

Я сидел не двигаясь, закрыв лицо. Я не мог ничего вспомнить из своей жизни, кроме информации о корпорации “New Technology” и эту программу по обновлению ДНК. Выходит это не я помогаю, а мне самому нужна помощь… Не может быть… Как же так… Одна мысль приходит мне в голову и я цепляюсь за неё как за соломинку: всё же, можно легко убедиться кто из нас прав, надо только выйти на улицу… Как бы читая мои мысли он произнёс.

– Вы уже трижды выходили на улицу в сопровождении санитаров, где у Вас случалось нервное потрясение и истерика. Давайте попробуем ещё раз, – и он решительно приподнялся, собираясь выйти из-за стола.

Я жестом остановил его и испуганно взглянул на доктора сорвавшимся голосом тихо произнёс:

– Вы же мне поможете, правда?

И вдруг я вижу яркий свет, который медленно обволакивает меня, и я проваливаюсь в него…

– Стоп. Отключайте. Эксперимент окончен. Боковые стены с шумом поднимаются. Огромный ангар, в центре которого находится несколько комнат, в одной из которой за столом сидят мистер Бремер и мистер Ковальский, а по документам прототипы андроидов 1 и 2. Невысокий и седовласый Доктор Миура из Токийского технологического института по-доброму смотрит на своего коллегу высокого и несколько озадаченного мистера Паркера из Массачусетского технологического института. Вокруг них суетливо бегают с распечатками и переговариваются две группы учёных в белых халатах. Мистер Паркер подходит к мистеру Миуре и несколько обиженным голосом сообщает:

– Поздравляю профессор, ваш андроид одолел нашего, очень хорошая работа.

Миура улыбнувшись отвечает ему:

– Спасибо, профессор Паркер, ваш результат тоже достоин похвал. Давайте я угощу вас хорошим кофе, в наш 2040 год, не так-то и просто его раздобыть.

– С удовольствием, только скажите мне, почему Вы выбрали именно 1997 год? Я выбрал 2158, потому что в детстве прочёл в какой-то фантастической книжке, что в этом году человечество изобретёт бессмертие, а Вы?” – уже более дружелюбно произнёс мистер Паркер.

– А я выбрал 1997 год, потому что в этот год я заканчивал школу и случайно попал на лекцию одного интересного учёного и это определило всю мою последующую жизнь. Пойдёмте, я подробнее расскажу Вам об этом за ароматной чашечкой кофе.

И они направились к выходу из ангара.

Нет комментариев

Оставить комментарий

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X