Операция «Пандемия»

30 ноября 2019. Вирусная лаборатория. Ухань, Китай

В комнату вошел человек в мундире и деловито уселся во главе стола: «Можете начинать». Седой мужчина в белом халате начал презентацию. Он сыпал цифрами, показывал картинки генома, говорил об ареалах распространения и испытаниях на летучих мышах. На десятой минуте генерал начал скучать, на пятнадцатой оборвал докладчика: «Вы готовы или нет?» Выступающий вирусолог начал мямлить о результатах эксперимента на закрытых группах, военный его перебил: «Мы вложили в вашу лабораторию 100 млрд долларов. У вас готово решение нашей проблемы?» Ученый кивнул утвердительно. Генерал заметно повеселел: «Когда мы можем начинать?». «Но… – запнулся человек в белом халате. – Этическая составляющая проблемы. Возможно, у правительства есть другой вариант решения? Обрекать людей на гарантированную смерть по возрасту…». «А обрекать гарантировано стариков на нищету? – перебил военный – У меня армия пенсионеров, которую не на что содержать! Мы работаем над другими вариантами, но должны быть уверены в этом! Тем более, сколько вы там говорили смертность при экспериментальной вспышке? Пять процентов?» «Три», – понуро произнес начальник лаборатории. «Вот, вообще не о чем переживать, – бодро подытожил человек в погонах. – Тем более, правительство готово оперативно изолировать очаг. «Есть вероятность, что вирус распространится за пределы Китая», – попробовал возразить ученый. «А это уже не проблемы народа и партии. Начинайте через неделю», – отрезал генерал, надел фуражку и, чеканя шаг, пошел к выходу.

 

1 января 2020. Сити. Лондон. Великобритания

Глава медиа-империи Moon Ричард Кодрэм набрал номер своего знакомого с Уолл Стрит и поставил на громкую связь: «Привет, Генри-младший». Трубка недовольно засопела: «Дик, у тебя совесть есть? Ты вообще Новый год празднуешь?» Медиа-магнат откинулся на спинку кресла: «Как у любого журналиста, совести у меня нет, Новый год я не праздную. Но у меня есть для тебя новогодний подарок». «Надеюсь, это какой-нибудь столетний скотч, или я обижусь», – ответила трубка. «Это гораздо лучше, – продолжил Кодрэм. – Помнишь, мы по твоей просьбе «разгоняли» инфу о том, что грядет финансовый кризис?» «Аха. Помню. Прекрасно помню, – ответил Генри-младший. – Вы влетели мне в пару десятков миллионов без видимого результата». «Так вот, – невозмутимо продолжил медийщик. – Ты слышал об эпидемии в Китае?» «Я хочу спать», – ответила трубка. «Не торопись. По данным моих источников, это запланированная акция китайского правительства и вирус таки вырвется за пределы Поднебесной». «И что мне с того? – недовольно пробурчал инвестбанкир. – Тоже мне эпидемия. Это ж не «испанка». Ты цифры видел? У нас от гриппа в сезон больше мрет». «Цифры я видел, – невозмутимо продолжил Кодрэм, –но в нашем информационном мире медиа и соцсетей все зависит от того, как их подавать. А если ты еще свяжешься с друзьями с Капиталийского холма и европейскими партнерами, чтобы обеспечить правильную реакцию властей, то…» «Что «то»? – перебил собеседник на том конце провода. – Я инвестбанкир, а не фармацевт». «То получишь так желаемый тобой кризис. Кстати, фармацевтов я бы тоже взял в проект», – закончил глава Moon. Возникла пауза. «Сколько ты хочешь? – наконец ожила трубка. 100 млн, миллиард?» «Нет, Генри. Я хочу 10% от того, что ты заработаешь», – отчеканил Кодрэм. «Это грабеж!» – взвизгнула трубка. «Это рынок, детка», – сказал Кодрэм и, довольный, оборвал связь.

 

10 марта 2020. Банковая. Киев. Украина

«Ну что это за меры, – грузный мужчина в костюме бросил на стол перед собеседником стопку бумаг. – С Европы пример берите». «Ну, у нас пока спокойно», – парировал собеседник в худи. «Нам с твоим «спокойно» МВФ денег не даст, – устало сказал костюм и плюхнулся в кресло. – Надо больше ада. Картинка нужна, понимаешь?» «А может, без них обойдемся?» – худи нервно сглотнул. «Без них обойдемся», – противным голосом передразнил костюм. – А выборы ты за свои проводить будешь? Плюс от дармовых денег не отказываются». «У нас экономика не выдержит. Мы не Штаты и даже не Европа», – худи продолжал гнуть свою линию. «Выдержит, не выдержит. Это уже не твоего ума дело. Ты давай там министра внутренних дел подключи, он любит все запрещать. И этого, Боксера, напугай. Он у нас впечатлительный, дальше сам все сделает.» Костюм задумался. «А люди как? – худи вопросительно взглянул на высокопоставленного собеседника. – На сбережениях карантин не у всех получится пересидеть». «Люди-люди – куй на блюде, – костюм поморщился. – Останутся без денег, лучше голосовать будут». Худи отвел глаза. «Вот что еще. Когда бюджет переверстывать будете, перекрой там по максимуму кислород феодалам», – сказал костюм и поправил галстук. «А регионы-то за что?» – спросил худи. «Будешь много знать, скоро состаришься, – подмигнул костюм. – Ну, ладно. Во-первых, на выборы меньше потратят. Во-вторых, можно им будет вставить, что плохо справляются». «А как же рейтинги Главного, – у худи удивленно вздернулась бровь, – они же тоже просядут. А он локомотив». «А Главный, – костюм поднял палец, – Главный будет на белом коне спасать нацию. Еще и вырастут». «В общем, партия сказала «надо», комсомол ответил «есть», – хохотнул человек в галстуке. – Иди, выполняй». Худи вышел за дверь и набрал кого-то по мобильному: «Он еханулся».

6 апреля 2020. Манхэттен. Нью-Йорк. США

«Дик, ты прям молодец», – Генри-младший Хайконен из инвестбанка с труднопроизносимым названием созерцал небоскребы делового центра мира из своего кабинета на последнем этаже. «Добавь 5% к моему гонорару», – ответил собеседник. «Может, и добавлю, – инвестбанкир улыбался сам себе. – Все даже лучше, чем я себе представлял. Даже фармацевты довольны. Еще сейчас госзаказы рекой польются. Затраты на наемный труд упали. Люди готовы работать за еду. Ну, почти готовы». «Как вам удалось убедить Деда? – перебил Ричард Кодрэм. – Он чуть не сорвал всю операцию своей отменой карантина». Хайконен щурился на солнце: «Деду напомнили, что скоро выборы, а он не заботится о жизнях миллионов простых американцев». «И все?» – удивился медиамагнат. «Ну, не совсем, – Хайконен отвернулся от окна. – Подключили сознательных американцев и гражданских активистов. Ты не представляешь, какая это сила. К тому же управляемая и, главное, бесплатная. Ну, почти бесплатная». «Учту на будущее», – ответила трубка. «Кстати, – Хайконен нахмурился, – ты порешал с япошками?» «Завтра в Японии объявят карантин, – уверенно сказал Кодрэм. – Японцы в деле». «Отлично, – Генри-младший на секунду задумался и спросил: – И что теперь?» «Теперь начинаем все скупать. Хочешь авиакомпанию, Генри? Выбирай любую», – Кодрэм закашлялся. «Ты что, заболел этим самым?» – инвестбанкир напрягся, он только неделю назад играл с Кодрэмом в гольф. «Нет. Это всего лишь сигара, – успокоил партнера медиамагнат. – Начинай скупать активы, Генри. Ты ведь жаловался, что тебе некуда девать деньги».

 

20 апреля 2020. Южная Борщаговка. Киев. Украина

Колян обреченно пил пиво на лавочке, наслаждаясь тишиной и апрельским солнцем. Балон «Оболонского» – это, канеш, хорошо, но деньги катастрофически заканчивались и взять их было неоткуда. Конторка, в которой Колян крутил баранку последний год, приказала долго жить, а за попытку отнести в ломбард серьги он неслабо отгреб от супруги. Воспоминание было настолько ярким, что Колян непроизвольно потянулся к уху. Идиллию нарушила нависшая над Коляном тень. Он поднял глаза: «Сышишь, Кот. Денег не одолжишь? Пару косарей. Я через неделю отдам». Костя-Кот плюхнулся рядом на лавочку и отхлебнул пива: «Во-первых, куй ты отдашь. Во-вторых, сам по нулям. В-третьих, есть тема». «Ты чо, работу нашел на карантине?» – удивился Колян. «Аха, работу, – Кот довольно улыбнулся. – Помнишь мажора из пятого дома?» «Да какой он мажор, – Колян сплюнул. – Он айтишник, говорят». «Один хрен, деньги есть, – отрезал Кот. – Танюха из обменки трещит, что он 21 числа штуку баксов сдает каждый месяц. А сегодня уже двадцатое. Клиент – олень. Даже мочить не придется. Штуку – пополам. Добекались?» «Добекались», – Колян отхлебнул пива. «Ну, я пошел, – Кот поднялся. – Завтра в 10 возле обменки. Маску не забудь, лошара». Колян остался на лавочке один. Настроение стремительно улучшалось.

 

20 августа 2020. CNN. Breaking news

Не прошло и суток после первого «воскресшего» в Ухани, как счет оживших умерших от коронавируса уже идет на сотни. Напомним, что 19 августа первый умерший от коронавируса в Китае 86-летний пациент вломился в дом, в котором ранее проживал, и практически растерзал всю свою семью. Ухань окружен правительственными войсками. В Европе и США армия блокирует кладбища, где хоронили умерших от COVID-19. Лидеры G-20 выступили с совместным заявлением о том, что полностью контролируют ситуацию и гражданам нечего беспокоится, после чего мир захлестнула волна паники и мародерства. Полиция не справляется с ситуацией. Мы будем держать вас в курсе событий.

 

 

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X