Кармический долг

Эмма Эдуардовна стояла у зеркала в прихожей и заканчивала укладывать волосы. Домофон издал противный дребезжащий звук, но после нажатия кнопочки трубка радостным голосом Георгия сообщила, что «карета подана». Эмма сложила в спортивную сумку самые необходимые вещи для посещения аквапарка: купальник, резиновую шапочку, полотенце, пластмассовые шлёпанцы и, конечно же, набор косметики. В сорок восемь лет женщина без макияжа не должна появляться на людях, тем более в сопровождении мужчины.

Возле подъезда стоял серебристый «Форд» Георгия. Как только Эмма показалась в дверях, Георгий поспешил ей навстречу, поцеловал в щеку и, подхватив сумку, положил в багажник машины.

Как приятно поплавать в аквапарке дождливым ноябрьским днём, а потом пообедать в ресторане! Георгий имел особый дар превращать каждую их встречу в праздник. Он не переставал удивлять Эмму, несмотря на то, что они встречались чуть больше года.

Даже не верится, что прошло всего полтора года с того ужасного вечера, когда мир, в котором она жила, неожиданно рухнул. Муж объявил, что полюбил другую женщину и вместе с ней покидает страну. И это после двадцати пяти лет семейной жизни!

Но оказалось, что и дочь Кристина вместе с отцом едет в Польшу. Не зря она посещала курсы польского языка! Все мифические командировки Игоря в Польшу и туристические поездки Кристины, оказывается, были связаны с трудоустройством и покупкой квартиры. Родители Игоря не только знали о его «наполеоновских планах», но и помогали материально. Несколько месяцев подряд заговорщики вели себя как ни в чём не бывало и тайно готовили документы на выезд из страны. Игорь попросил Эмму повременить с оформлением развода, а за это пообещал оплачивать все счета за коммунальные услуги и мелкий ремонт квартиры.

Игорь рассказал Эмме, что они с Кристиной будут работать в одной фармацевтической компании, только он – финансовым директором; а она – лаборантом. После окончания химико-технологического факультета политехнического института это будет её первая работа.

Пока муж собирал вещи, Эмма закрылась в ванной и, стоя под душем, дала волю слезам. Успокоившись, она решила, что глупо устраивать истерику или скандал: «насильно мил не будешь». Оставалось принять ситуацию хотя бы потому, что изменить её было невозможно.

Да, она не ожидала такого поворота событий. Эмма знала Игоря лучше, чем себя, и доверяла ему. Игорь стал жертвой обстоятельств, так как пострадал от собственных чувств! С пятидесятилетними мужчинами такое случается. И очевидно, ему не так-то просто далось решение уйти из семьи.

Кристина – взрослый и самостоятельный человек. И в любой момент, даже находясь рядом, могла выйти замуж и уехать с мужем в любой город, в любую страну. Но она захотела жить в Польше. Если бы Кристина отправилась на чужбину одна, то Эмма имела бы больше поводов для беспокойства. Работать под руководством отца, находиться под его опекой – это предел мечтаний! А то, что она в хороших отношениях с Евгенией, пассией Игоря, это тоже положительный момент. Если отбросить обиду и ревность, то получается, что Кристина считает Евгению хорошим человеком. Предположим, что Кристина, в угоду матери, начнёт ненавидеть Евгению, что кардинально ничего не поменяет: семью уже не склеить! В Польше же им придётся жить в одной квартире, где должны царить мир и взаимопонимание.

Выйдя из ванной, Эмма поняла, что Игорь уже ушёл, и, поцеловав Кристину, пожелала ей спокойной ночи. Затем заперла на ключ спальню, словно боясь увидеть призрак быстро остывающего семейного очага и, взяв новый комплект постельного белья, постелила себе в гостиной. Оставшись одна в комнате, она долго не могла совладать с новым потоком слёз. Как бы Эмма себя ни уговаривала, боль продолжала безжалостно сжимать душу. Даже снотворное не сразу подействовало. Нельзя появиться на работе с распухшим из-за слёз лицом: помочь никто не сможет, а развлекать сотрудников семейной мелодрамой она не станет. 

Через несколько дней Кристина, Игорь и Евгения уехали. 

Спасение от боли и обид она искала в любимой работе, поэтому погрузилась в неё с головой.

Эмма Эдуардовна Оленич вот уже девять лет заведовала терапевтическим отделением районной больницы. Она начинала свою трудовую деятельность участковым терапевтом, но спустя шесть лет защитила кандидатскую диссертацию и, используя связи отца, получила эту должность.

Эдуард Ильич, известный хирург, полковник медицинской службы, в свои семьдесят девять лет продолжал оперировать больных. Жанна Андреевна, в прошлом хирургическая медсестра, капитан медицинской службы, давно вышла на пенсию и была надёжным семейным тылом. Благодаря помощи матери, Эмма Эдуардовна могла спокойно работать, зная, что Кристина находится под присмотром. И как-то незаметно для всех девочка выросла.

Прошло три месяца после отъезда Кристины. Она каждый день по Вайберу связывалась или с матерью, или с бабушкой и дедушкой. Эмма постепенно привыкала к своей новой жизни.

В больнице поменялся главврач. Когда у человека на душе кошки скребут, мгновенно активизируются явные и неявные недоброжелатели, пытаясь любой ценой добить свою жертву. Новый руководитель начал придираться к работе Эммы. Недавно в её отделении были открыты три платные палаты. Часть полученных денег забирала больница, а часть – использовалась для нужд отделения терапии: выписывались премии сотрудникам, закупались медикаменты, а в ближайшее время планировалась замена окон и дверей. Невзирая на то, что главврачу был предоставлен отчёт об использовании каждой копейки, он постоянно намекал о нецелевом использовании средств.

В платных палатах лечились известные актёры, политики, бизнесмены и члены их семей. Однажды скорая помощь привезла Павленко Михаила Михайловича, генерального директора концерна «Медтехника», с двусторонней пневмонией. Эмма Эдуардовна лично вела этого больного. Состояние Михаила Михайловича было тяжелым, поэтому его поместили в палату интенсивной терапии. Всю ночь Эмма провела возле больного. Утром состояние Михаила Михайловича улучшилось, и она разрешила перевести его в палату. Несмотря на усталость, Эмма побоялась оставить без личного контроля тяжелого пациента и осталась в больнице. После утреннего совещания задремала в своём кабинете, свернувшись клубочком на деревянной кушетке. В отделении, конечно, был диван, но он находился в сестринской и служил для отдыха медсестёр.

В девять часов утра Эмму разбудил стук в двери. В кабинет вошла шикарная блондинка, и за мгновенье всё воздушное пространство заполнилось ароматом дорогих духов. Как выяснилось, это была дочь Михаила Михайловича, Анастасия.

Она сказала, что профессор Каштанов приехал проконсультировать отца и сейчас находится в его палате. Если профессор сочтёт нужным, то Михаила Михайловича немедленно перевезут в частную клинику.

 Сергея Павловича Каштанова Эмма хорошо знала: он был её научным руководителем во время защиты диссертации.

Эмма причесала волосы, подкрасила губы и вместе с Анастасией отправилась на встречу с профессором.

Сергей Павлович рассматривал рентгеновский снимок больного, когда они вошли в палату. И, поздоровавшись с Эммой, стал расспрашивать о назначенном лечении. Потом прослушал лёгкие, постучал по спине и отметил профессионализм Эммы. И повернувшись к Анастасии, заметил, что Михаилу Михайловичу очень повезло, что он попал именно в эту больницу. Несмотря на то, что самое страшное уже позади, – расслабляться ещё рано: предстоит длительное и серьёзное лечение.

 Сергей Павлович спешил к своим больным и на прощанье поцеловал руку Эмме Эдуардовне. Анастасия обещала быстро доставить профессора в его клинику на машине.

После «пятиминутки» у главврача Эмма снова осмотрела Михаила Михайловича. Капельница дала хороший результат: ему стало легче дышать. Анастасия принесла не только все необходимые лекарства, но и куриный бульон.

Вечером, прежде чем уйти домой, Эмма убедилась, что состояние Михаила Михайловича стабильное. 

А утром в её кабинет влетела Анастасия. За ней появились грузчики, которые занесли запакованные части дивана. Тут же появился мебельщик и занялся сборкой. Анастасия, подписывая квитанцию, сказала, что это подарок спасительнице её отца. Возражения не принимаются, потому что она оформит у главврача передачу дивана как гуманитарную помощь больнице от своей фирмы. Эмме осталось только поблагодарить.

Через две недели Эмма готовила Михаила Михайловича к выписке. Выслушав все рекомендации, он хитро улыбнулся и сказал, что её ждёт сюрприз. В эту минуту в палату зашёл молодой человек с кейсом и передал ему папку с документами. Затем Михаил Михайлович торжественно вручил Эмме эту папку и сказал, что это реанимационное оборудование. Эмма бросилась его обнимать и разрыдалась как ребёнок.

Через три дня, на зависть всей больнице, в Эмином отделении было установлено самое современное реанимационное оборудование. Этот факт произвёл на главврача неизгладимое впечатление, и с этого момента он с большим уважением стал относиться к Эмме Эдуардовне. Более того, он разрешил открыть четвёртую платную палату.

Однажды в её кабинет вошёл племянник директора овощной базы, узнать о состоянии здоровья дяди. Как обычно, Эмма подробно рассказала о течении болезни и плане лечения. Мужчина, не отрываясь, смотрел на неё. В конце рабочего дня он вручил Эмме букет красных роз и пригласил в ресторан. Она пыталась отказаться, сославшись на усталость, но Георгий умолял «просто составить ему компанию», подчёркивая, что ужин «ни к чему не обязывает».

Уход мужа больно задел её самолюбие, и, возможно, чтобы бросить вызов своему одиночеству, она согласилась. А после ресторана даже не заметила, как оказалась в объятиях Георгия. В полночь он уехал на такси. Впервые за много месяцев Эмма засыпала с улыбкой на устах.

С Георгием ей было легко и спокойно. Иногда он внезапно уезжал в командировку, но всегда привозил дорогие подарки. Если Эмма начинала расспрашивать о его бизнесе, то он либо отшучивался, либо переводил разговор на другую тему, либо начинал так нежно её обнимать и целовать, что эта тема переставала быть актуальной.

Они прекрасно провели день в аквапарке, вкусно пообедали в ресторане и, вернувшись в квартиру Эммы, долго не могли оторваться друг от друга. Обнимая Георгия, она даже задумалась о замужестве. Но, набросив лёгкий халат и впорхнув на кухню, чтобы приготовить чай, она услышала, что у Георгия зазвонил мобильный телефон. Казалось, что в гостиную пробрался свирепый незнакомец с грубым голосом, изъясняющийся на блатном жаргоне. Она отчётливо услышала «счётчик», «мочить», «фраер», «стрелка» и мгновенно пол закачался под её ногами. Эмма вдруг поняла, что практически ничего не знает о Георгии: где живёт, чем занимается. Если он заподозрит, что Эмма случайно услышала хоть что-то из сказанного, то её жизнь окажется в опасности. Она не на шутку испугалась и стала мысленно читать «Отче наш». И ‒ о счастье! ‒ смартфон завибрировал, как будто бы услышал её молитву, – это по Вайберу звонила дочь.

 Ещё с утра Эмма перевела смартфон в беззвучный режим, чтобы никто не отвлекал звонками в выходной день, но на всякий случай держала его в поле зрения. Поэтому Георгий не знал, сколько именно минут длился её разговор. Неожиданно она получила ещё один подарок небес: дочь впервые за долгие месяцы передала трубку Игорю. Эмма быстро повернулась лицом к окну и внимательно стала рассматривать ветку на дереве. Спиной почувствовала быстрое приближение Георгия, который резким движением руки выхватил смартфон и включил громкую связь. Игорь, к счастью, уже успел поздороваться и просил уточнить контакты Алексея Петровича. Эмма пообещала тут же обзвонить своих знакомых. Быстро попрощавшись с Игорем, она, потупив глаза, стала оправдываться, что это случайный, ничего не значащий звонок. Как хорошо, что в школе Эмма посещала театральный кружок! Но за исполнение этого этюда ей полагалось, по меньшей мере, звание «Лучшая актриса года», а в награду получала жизнь.

Георгий, успокоившись, нежно её обнял и сказал, что никому не отдаст. Но сейчас он должен срочно уехать по делам, зато через неделю они проведут выходные в Париже.

Как только за ним закрылась входная дверь, Эмму стал бить озноб. Как она могла так ошибиться в Георгии? Принимая его ухаживания, даже не пыталась хоть что-нибудь выяснить о нём. А может быть, не хотела? По большому счёту, Георгий не был ей интересен. Скорее всего, он был орудием мести, и где-то в глубине души она хотела доказать мужу, что любима и желанна.

И это же надо, чтобы взрослая, умная женщина не знала, что делать? Расстаться с Георгием пока невозможно: заподозрит неладное. Продолжать отношения – опасно. Единственный выход – притворяться, будто ничего не произошло, и надеяться на чудо. Какая удача, что он неделю будет отсутствовать! За это время она обязательно что-нибудь придумает.

Эмма обзвонила знакомых и отправила сообщение Кристине с контактами Алексея Петровича.

Георгий появился спустя десять дней, но, к радости Эммы, был слишком занят, чтобы поехать в аквапарк или пойти в театр. Потом опять исчез на три дня. И неожиданно в понедельник после обхода появился в её кабинете. Он как-то осунулся и выглядел уставшим. Внезапно Георгий опустился на колени и стал просить прощение за то, что в Париж ездил с другой женщиной. А в благодарность за незабываемое время, проведенное с Эммой, и чтобы хоть немного загладить свою вину, он дарит ей серьги с бриллиантами.

Эмма опять вспомнила театральный кружок, и несколько слёз упали на письменный стол. Если бы не страх за свою жизнь, то эти слёзы стали бы настоящими. Благо, что в кабинет постучала старшая медсестра и «душераздирающая» сцена завершилась под радостный стук её сердца. Георгий с виноватым видом навсегда исчез из её жизни.

Старшая медсестра Анна Павловна принесла заведующей отделением на утверждение график дежурств медперсонала и напомнила, что все уже собрались в ординаторской для поздравления Валюши с днём рождения. Четыре года тому назад муж Валентины попал в аварию, был доставлен в травматологию и умер, не приходя в сознание. Вдова так отчаянно рыдала в вестибюле больницы, что кто-то из медсестёр накапал ей корвалол. Молодая женщина причитала, что теперь семья осталась без кормильца: муж содержал семью, а она никогда не работала. Проходившая мимо Эмма выяснила, что у неё двое детей: трёхлетний Павлик и пятилетняя Лиза, что в этом году муж купил трёхкомнатную квартиру, а родители живут в райцентре. Отделение терапии нуждалось в санитарке, а Валентина была рада любой работе. Пока детей оформляли в садик, за ними присматривала её свекровь. Валентина очень старалась и за короткое время стала любимицей всего отделения. А спустя год, Эмма уговорила её поступать в медицинское училище. Валентина закончила его с красным дипломом и теперь работала манипуляционной сестрой. У неё были просто золотые руки: даже в самые сложные вены она попадала с первого раза.

Эмма от радости была на седьмом небе: это у неё сегодня был день рождения. И как бы желая поделиться своим счастьем, попросила Анну Павловну передать Валентине лично от неё подарочный сертификат на покупку набора элитной косметики, полученный в прошлом месяце от Георгия. Но попить чай с коллективом не получилось, потому что её вызвали к больному.

Наконец рабочий день подошёл к концу, и Эмма отправилась домой. Возле подъезда на лавочке её ждала подруга Софа.

 Софа была хозяйкой сети модных бутиков и с «хорошими скидками» одевала Эмму. У Софы был отменный вкус и «глаз-алмаз»: казалось, что вещи, которые она приносила, шились неизвестными портными специально для Эммы. А она, в свою очередь, лечила Софину маму: Роза Марковна была гипертоником с большим стажем.

– Я оторвала для тебя шикарное платье. Померяй скорей! Ты в нём будешь неотразима, – из золотистого пакета Софа достала элегантное темно-синее платье с прозрачной голубой пелериной. Невзирая на «скидки», стоило оно недешево, но Эмма могла себе его позволить. Примеряя платье, она надела подаренные серьги. Софа при виде бриллиантов чуть не упала в обморок.

– Какая прелесть! Когда ты успела их купить? – восторженно простонала Софа.

 – Это прощальный подарок Георгия. Сегодня мы расстались, – печально произнесла Эмма.

– Где б мне такого Георгия взять? – со вздохом прошептала Софа. – Надумаешь продавать, помни, что я первая на очереди. Померить дашь? А почему вы разбежались?

Эмма считала Софу подругой, но рассказывала ей только то, чего нельзя было не рассказать. Эмма описала последние события в общих чертах без подробностей и нюансов. Для приличия посочувствовав и пересчитав деньги, Софа удалилась.

Эмма уже готовилась ко сну, когда по вайберу позвонила дочь и сообщила, что послезавтра приезжает на несколько дней. Главное – верить в чудеса, и тогда они происходят.

Эмма оформила отгулы, чтобы не расставаться с Кристиной ни на минуту. Какими удивительными были эти три дня, проведенные с дочерью! Несмотря на то, что они часто созванивались по вайберу, Эмма узнала много нового о жизни Кристины: и о том, что она встречается с Анджеем, и как научилась готовить блюда польской кухни, и об успехах на работе. Но в момент расставания Эмма снова ощутила колючее одиночество.

Приближался Новый год, который она решила встретить дома одна. Но днём 31 декабря известная певица, поссорившись со своим продюсером, наглоталась снотворных таблеток и была доставлена в терапевтическое отделение районной больницы, якобы с гипертоническим кризом. Журналисты, дежурившие у входа в больницу, грелись у разведённого костра. А «звезда» еле дышала. Кого только из светил медицины не было в палате интенсивной терапии! К полуночи её удалось откачать. Новый год в больнице Эмма встречала в необычной компании: главврач, дежурный врач, две медсестры и продюсер. После второй рюмки коньяка главврач пообещал «хорошую премию», а Эмма добавила, что всему отделению.

В январе началась новая эпидемия гриппа, и отделение  переполнилось больными. И только к концу февраля «терапия» вошла в обычный режим работы.

А первого марта из «Новостей» Эмма узнала, что «в центре города была обстреляна машина известного бизнесмена Георгия Климова, который погиб на месте. Пассажирка, популярная модель Алёна Химич, чудом осталась жива: с переломом руки и сотрясением мозга доставлена в центральную городскую больницу. Личность стрелявшего установить не удалось».

Вот как бывает, а ведь рядом с Георгием она всегда чувствовала себя защищенной…

В конце марта Эмму вызвал главврач и сообщил, что в пятницу в её отделение поступает новый больной, Ямненко Сергей Иванович, в прошлом известный футболист. Занимать он будет одноместную платную палату. Сергея Ивановича из запоя будет выводить опытный нарколог Лев Яковлевич. Но самое главное – лечение легендарного футболиста будет проходить за счёт терапевтического отделения. Если всё пройдёт хорошо, то руководство выделит для нужд больницы томограф.

 У Эммы все слова застряли в горле: только алкоголика им не хватало! Терапия принимает на себя удар, а выгоду получает вся больница. Тем более, установка томографа была давно обещана. Спорить было бесполезно.

Главврач попытался успокоить Эмму: Сергей Иванович вовсе не алкоголик, а таким образом снимал стресс после разрыва с женой. Десять лет тому назад он закончил карьеру спортсмена. После всенародной славы, обожания поклонников, повышенного внимания прессы в свои тридцать пять лет превратился в обычного тренера юношеской футбольной команды. Какое-то время его снимали в рекламе, но постепенно переключились на других «звёзд». Женитьба и рождение детей придали его жизни новый смысл. Брак оказался счастливым. Но в начале этого года Сергей с семьёй отправился на лыжный курорт. За два дня до возвращения домой он неудачно упал на ранее травмированное колено. Врач забинтовал ногу и порекомендовал постельный режим. В это время в медпункт заглянула журналистка популярного женского журнала и, к несчастью, узнала всемирно известного футболиста. Когда Ольга с мальчиками каталась на лыжах, журналистка ворвалась в номер Сергея, чтобы «взять автограф». Он совершенно не ожидал, что это симпатичное, юное создание окажется таким наглым: прыгнет к нему на колени и сделает несколько «ярких снимков». Он отругал журналистку и попросил уйти. Но выходя из номера, она столкнулась с Ольгой, которой долго пришлось объяснять «что это было». А спустя две недели в скандальном женском журнале появилась статья, посвященная Сергею. Согласно версии журналистки, футбольная знаменитость пытался за ней ухаживать, невзирая на находящуюся рядом жену. Естественно, фотографии к этому бреду прилагались. Впервые за десять лет супруги сильно поссорились. Сергей взывал к здравому смыслу Ольги, но ситуация усугублялась обсасыванием «курортного романа» в социальных сетях. Он вынужден был подать на бессовестную журналистку в суд. Более того, Сергей выиграл дело. Но жена всё равно ему не верила. Со стороны могло показаться, что в семье царят совет да любовь, но это оказалось затишьем перед бурей. На волне этой шумихи некоторые поклонницы вспомнили о нём. То ли это была тонкая месть журналистки, то ли бывшие подружки «звезды» захотели славы, но, «на радость» Ольге, в интернете стали появляться «истории несчастной любви».

На фоне этой мышиной возни у Сергея возникла более серьёзная проблема: колено требовало продолжительного лечения. Пришлось пройти курс болезненных уколов, испытывать действие всевозможных мазей. Боль постепенно отступала.

Как-то, возвращаясь из поликлиники, Сергей встретил Илью, вратаря их футбольной команды. И, конечно, они начали вспоминать прошлую жизнь в пабе с кружками пива. Домой Сергей вернулся только под вечер. В прихожей его ожидала прощальная записка жены. Как позже выяснилось, одна из поклонниц, узнав их номер городского телефона, наговорила Ольге всякой ерунды. А тут, как назло, Сергей не отвечал на её звонки. Нервы у Ольги не выдержали, и она с детьми уехала к своим родителям.

До отправления поезда оставалось двадцать минут, и Сергей, не раздумывая, сел в свою машину и помчался на вокзал. Но, превысив скорость, «не вписался в поворот» и врезался в «Мерседес». К счастью, водитель отделался синяками, но потребовал большую сумму на ремонт машины за решение вопроса «без вмешательства полиции». Сергею пришлось согласиться:  езда в нетрезвом виде грозила большими неприятностями. В этот вечер потеряна была не только семья, но и все сбережения. А ещё в аварии пострадало больное колено. В травматологии рекомендовали заменить коленный сустав, но такая операция требовала огромных денег. Теперь Сергей передвигался с помощью костылей. Выписавшись из больницы, он запил. Конечно, друзья из футбольной команды пришли тут же на помощь и, задействовав спорткомитет, положили Сергея в отделение терапии, маскируя от пронырливых журналистов истинную причину госпитализации. Параллельно они начали собирать деньги на операцию, обращаясь в разные благотворительные фонды.

Эмма с большой неохотой зашла в палату к Сергею: по понедельникам был плановый обход больных. На кровати сидел видный мужчина с печальными глазами. Возле тумбочки стояли костыли. Жалоб у него не было, и Эмма со своей свитой быстро покинула палату.

Когда Эмма подписывала документы, в кабинет постучали.

– Эмма Эдуардовна, можно? – в дверях стоял незнакомый мужчина.

– Конечно, входите. – Эмма жестом пригласила его войти. – Я вас слушаю.

– Я – Илья, друг Ямненко Сергея Ивановича. Хотел узнать о состоянии его здоровья.

– Илья, разве вы не знаете, что он пациент Льва Яковлевича? А у нас он просто занимает палату, – искренне удивилась Эмма.

– Понятно. Вы считаете Серёжу алкоголиком, – со вздохом произнес Илья.

– Простите, моя задача лечить пациентов, а не анализировать их поступки и образ жизни, – раздраженно произнесла Эмма.

– Вы просто не знаете, какой он прекрасный человек и надёжный друг! Сколько людей его любят!

– Да, я читала об этом в интернете, – иронично улыбнувшись, добавила Эмма.

– Напрасно вы так… Сергей попал в беду и наша команда не даст его в обиду. Сейчас мы ищем деньги на операцию. Часть суммы уже собрали, но этого слишком мало. Не могли бы вы посоветовать, к кому нам ещё обратиться? Возьмите, пожалуйста, на хранение вот эти деньги. В палате мы боимся их оставлять, а носить с собой – тоже не выход, тем более что в любую минуту деньги могут понадобиться. Оперировать Сергея будет профессор Резник Василий Михайлович в отделении травматологии, приблизительно через неделю.

Илья выложил на письменный стол две пачки купюр. Эмма уложила деньги в большой конверт, предварительно пересчитав, а сверху фломастером написала дату и сумму и закрыла в сейфе.

– Я постараюсь вам помочь и сама свяжусь с несколькими благотворительными фондами, – миролюбиво добавила она.

– Большое вам спасибо, Эмма Эдуардовна. Хорошего дня, – попрощался Илья.

После визита Ильи она захотела ещё раз взглянуть на столь загадочного пациента.

Эмма постучалась, перед тем как войти в палату. Сергей отложил книгу, которую читал, и предложил ей сесть. Теперь она могла хорошо его рассмотреть: одет в чистую пижаму, волосы причёсаны, лицо тщательно выбрито. На тумбочке ничего лишнего: чашка, бутылка минеральной воды и детектив.

– Сергей Иванович, ко мне заходил Илья, и мы с ним обсуждали деятельность благотворительных фондов. Я попробую вам помочь. Больнице приходилось иметь дело с некоторыми из них. Запишите мне, пожалуйста, номер вашей банковской карточки, – сказала Эмма.

– Я, конечно, всем благодарен за желание помочь, но вряд ли удастся собрать такую сумму, – угрюмо произнёс Сергей.

И тут Эмма заёрзала на стуле: голос Сергея зазвучал как-то по-особенному, заполняя всё вокруг, а произнесенные слова излучали поток вибраций, которые мгновенно проникали в каждую её клеточку и эхом повторяли полученный импульс. Кровь, впитывала информацию звуковых волн, и разносила её по всем венам и сосудам, вырабатывая тепло, которое постепенно перемещалось в область сердца. Как завороженная, она вслушивалась в голос, не вникая в смысл слов. Она ощутила себя хрупкой маленькой веточкой, которую уносил ураганный ветер в самый центр бури. Эмма не могла оторвать глаз от Сергея, который сосредоточился на поиске банковской карточки. Подчиняясь внезапному порыву, она резко встала, костыли с грохотом упали на пол, и, прошептав извинение, выбежала из палаты. Эмме тяжело было дышать. Она остановилась у окна напротив палаты и, набрав полные лёгкие воздуха, неожиданно рассмеялась. За окном ярко светило апрельское солнце, превращая газоны с прорастающей ярко-зелёной травой в волшебный сад. И вдруг Эмма ощутила, что где-то глубоко внутри неё из-под гнёта «свода строгих правил» вырвалась маленькая озорная девочка, которая, напевая «Как прекрасен этот мир, посмотри…», предложила своей хозяйке проскакать на одной ножке вдоль всего коридора.

– Глупая девчонка! Как такое можно предлагать кандидату медицинских наук, заведующей терапевтическим отделением, такой уважаемой женщине? И позволь узнать, с какой стати?– негодовала взрослая Эмма.

– А потому, что я влюбилась! – хохоча, прокричала маленькая Эмма.

– Этого нам только не хватало! Какой удивительный выбор: алкаш и бабник – два в одном! – язвительно парировала взрослая Эмма.

– Да мне без него даже дышать больно! Если я его сию минуту не увижу, то просто умру! – со вздохом проронила маленькая Эмма.

Эмма Эдуардовна больше не слушала взрослую Эмму, а развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстро пошла к палате Сергея. На сей раз он лежал на спине и, не мигая, смотрел в потолок.

На тумбочке лежал вырванный из блокнота листок с номером банковской карточки. Эмма сложила его вдвое и положила в папку к другим документам.

– Хорошо, что вы вернулись, – печально проронил Сергей, – я хочу с вами поговорить. Сейчас мои друзья верят, что соберут деньги на операцию. Но совсем скоро они убедятся, что идея была утопической, разочаруются и станут считать себя виноватыми в моей беде. Пожалуйста, убедите их не бегать по разным инстанциям, выпрашивая небольшие суммы.

– Сергей Иванович!

  Давайте просто Сергей.

– Хорошо, Сергей, скажите, вы играли только со слабыми соперниками? А если на поле встречались с более сильной командой, отказывались от игры? Нет! Вы боролись и часто побеждали. Почему же сейчас так просто сдаётесь? У нас ещё есть несколько дней, чтобы собрать оставшуюся сумму. 

– Спасибо, Эмма Эдуардовна!

– Лучше просто Эмма. Я завтра к вам зайду, – задумчиво сказал Эмма и вышла из палаты.

Она обзвонила все известные ей благотворительные фонды. Один фонд мог помочь только в следующем месяце, а два других выделяли смехотворные суммы. К сожалению, Сергей был прав: у них не было шанса оплатить операцию. Размещать объявления в интернете он наотрез отказывался, чтобы не привлекать внимание к своей проблеме недоброжелателей. Оставалось верить в счастливый случай.

После разговора с Сергеем её сердце наполнилось радостью, а тело – неисчерпаемой энергией. Она быстро решила сложные производственные вопросы, которые «висели» над отделением несколько месяцев. А дома – носилась по квартире то с тряпкой, то с веником, в итоге ничего не доведя до конца. К полуночи, немного успокоившись, погладила два белых халата. Эмма не переставала думать о Сергее. Он был наваждением, безумной радостью и невыносимой болью.

Она долго не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок. 

А во сне она называла его Захаром. Эмма умоляла не преследовать её, потому, что он жених её сестры. Но Захар говорил, что  любит только её и не может жениться на Марии. Он попытался её обнять, но ей удалось вырваться и побежать к реке. Но он догнал и преградил ей дорогу.

– Скажи, что не любишь, и я исчезну из твоей жизни, – обронил Захар.

– Я тебя люблю! Но это неправильно, – всхлипывая, ответила Эмма.

Он прижал её хрупкое тело к своей груди и поцеловал. У Эммы закружилась от счастья голова. Захар взял её на руки и отнёс к стогу сена. Ночь заботливо спрятала влюблённых: во всем мире были только он, она и пьянящий запах сена. Ярче звёзд горели его глаза, в которых тонула Эмма. Она растворялась в них и вместе с Захаром парила по звёздному небу, то возвращаясь на землю, то улетая вновь.

Просыпаясь, Эмма сладко потянулась и очень удивилась, что рядом нет ни Захара, ни стога сена. Сладкий сон мгновенно растворился в жестокой реальности: любовь к Сергею была безответной. И вдруг она поняла, что никогда никого не любила, а только позволяла себя любить. Более того, она даже не догадывалась, что любить так больно.

Накладывая на лицо макияж, Эмма заметила, что её глаза так ярко сияют, что могут обжечь предмет её любви. И чтобы не привлекать к себе внимание окружающих, она надела дымчатые очки.

Она пришла на работу раньше обычного и сразу направилась в палату к Сергею. 

– Доброе утро, Сергей! Как самочувствие? – поинтересовалась Эмма.

– Спасибо, всё хорошо. На карточку поступили деньги от двух адресатов, – радостно сообщил Сергей.

– У нас ещё есть время, не волнуйтесь. А пока предлагаю начать обследование перед операцией. У вас сегодня возьмут кровь из вены и сделают кардиограмму, – проинформировала Эмма.

– Эмма, вы удивительная женщина! Мне с вами очень спокойно. Представляете, вы чем-то похожи на мою жену Ольгу, – улыбаясь, сказал Сергей.

Эмма подумала, что меньше всего  хотела услышать такой «комплимент». Пожелав ему хорошего дня, она вышла из палаты.

А у кабинета её ждал Илья. Он принёс ещё пачку денег. Эмма добавила их в конверт. Как собрать за три дня недостающие четыре с половиной тысячи долларов? 

– Илья, а почему к Сергею не приходит жена? Ему сейчас необходима поддержка семьи, – поинтересовалась Эмма.

– Она не знает, что он в больнице. Ольга бросила его, а Сергей слишком гордый, чтобы сообщать ей, что он калека. Он хочет, чтобы его любили, а не жалели, – объяснил Илья.

– Нет, Илья, у Сергея зашкаливает уязвлённое самолюбие: впервые бросили его. Но вы должны сообщить Ольге о местонахождении  Сергея, – строго сказала Эмма.

После ухода Ильи, Эмма позвонила Софе и предложила ей купить серьги. Софа сказала, что деньги будут завтра, но она может заплатить на 500 долларов меньше, указанной на чеке стоимости. Эмме ничего не оставалось, как согласиться: деньги нужны были срочно. Вместо шести тысяч долларов она получит пять с половиной.

Во второй половине дня пришла подруга Лариса. Эмма лечила её мигрень, и два раза в году назначала капельницы, которые ей ставила Валюша в манипуляционной. Лариса владела косметическим салоном, а для «особых клиентов» сама готовила маски и кремы. На прошлой неделе Лариса одарила Эмму  своей новейшей разработкой: витаминным кремом с омолаживающим эффектом. Сегодня она закончила лечение и пришла поблагодарить подругу.

– Выглядишь просто потрясающе, – воскликнула Лариса, глядя на неё, – вот видишь, какой крем я тебе приготовила!

– По рецепту Азазелло, – уточнила Эмма, – иначе и быть не может!

Она не стала огорчать Ларису: её крем всё это время пролежал в ящике письменного стола. Ничто так не красит женщину, как любовь.

Когда за ней закрылась дверь, Эмма спросила себя, а если бы ей понадобилась дорогостоящая операция, стали бы её подруги так самоотверженно собирать деньги? Увы, ответ ей был известен.

Этой ночью Эмме снилось продолжение предыдущего сна. Трудный разговор с Марией, её слёзы, обвинения. Эмма оправдывалась, просила прощения. Потом сестры плакали обнявшись.

Но в эту минуту Эмму разбудила песня в исполнении пьяных студентов. В конце улицы недавно построили университетское общежитие, и приезжие молодые люди часто путали нравы города и села. Через двадцать минут воцарилась вожделенная тишина, но уснуть Эмма смогла только под утро.

 Захар ждал Эмму на берегу реки. Она старалась не смотреть ему в глаза.

– Я полюбила другого. Завтра нас тайно обвенчают. Я пришла попрощаться, – тихо сказала Эмма.

– Полина, не покидай меня! Я жить без тебя не могу! Если ты уедешь – я брошусь с моста в реку, – дрожащим голосом пообещал Захар.

– Пожалуйста, не делай глупостей. Всё кончено. Прощай, – устало произнесла она, и ушла не оглядываясь.

На этот раз сон был прерван нервными звонками в дверь: пришла Софа за серёжками. Если бы не её визит, то Эмма впервые проспала бы работу. Подруга боялась, что Эмма передумает продавать их по такой низкой цене, поэтому прибежала в семь утра. Как только Софа с добычей умчалась домой, Эмма, упаковав деньги в картонную коробку, начала собираться на работу.

Какое счастье, что она подарит любимому возможность снова радоваться жизни: бегать по траве, играть с детьми в футбол, ходить в походы! И совсем неважно, любит он её или нет: главное, что Эмма его любит. Потому, что любить – это не получать, а отдавать!

Когда она влетела в палату Сергея с деньгами, то застала там Илью, который сидел у его кровати с потерянным видом. Эмма поздравила Сергея с тем, что у него такие надёжные друзья, благодаря которым послезавтра состоится операция. Собранных денег хватает не только на операцию, но и на последующую реабилитацию. Сергей не мог поверить в своё счастье. А Илья вопросительно смотрел на Эмму.

Эмма сообщила хорошую новость главврачу. Он сказал, что сегодня после обеда Сергея переводят в отделение травматологии и начнут готовить к операции. Отделение находилось в этом же корпусе на шестом этаже.

Эмма умом понимала, что Сергей скоро навсегда исчезнет из её жизни, но сердце не хотело с этим мириться. Ноги сами привели к нему. Она так переволновалась, что случайно назвала его Захаром.

– Я только что закончил читать книгу, где одного из персонажей звали Захар. Конечно, это бульварное чтиво, но от скуки и не такое прочтёшь. А вы читали роман Вероники Боревской «Полина дочь мельника»? Илья вчера купил его на раскладке, по дороге в больницу, – поведал Сергей.

– А о чём книга? – поинтересовалась Эмма.

– У мельника было две дочери Полина и Мария. Легкомысленная Полина отбила жениха у сестры, а потом тайно обвенчалась с полковником. А Захар от горя бросился с моста в реку, но не погиб: его полуживого вытащили из воды рыбаки. Мария выходила его, и они поженились. Но он до конца жизни ходил, опираясь на палочку. А полковник проигрался в карты. Чтобы закрыть карточный долг мужа, Полина украла бриллиантовые серьги у вдовы генерала. В итоге полковник взялся за ум, и «жили они долго и счастливо». Одним словом, чепуха на постном масле, – подвёл итог Сергей.

Эмма потеряла дар речи. Растерянно взяла в руки лежащую на тумбочке книгу и начала листать её страницы.

– Эмма, а давайте я вам её подарю, скажем, на память обо мне, – улыбаясь, предложил Сергей.

В этот момент по мобильному телефону её вызвали к больному, и, прижав книгу к груди, она вышла из палаты.

А через пятнадцать минут, проходя по коридору, Эмма увидела, как в палату Сергея заходила женщина с двумя мальчиками примерно девяти и семи лет. Она сразу поняла, что это его жена, а это означало, что Илья всё-таки её разыскал и рассказал о предстоящей операции Сергея. Но когда Эмма подошла поближе и смогла лучше её рассмотреть, то мороз побежал по коже: женщина была точной копией Марии из её сна! Эмма настолько была обеспокоена состоянием своего здоровьем, что попросилась на приём к психотерапевту Татьяне Львовне. Она поведала коллеге лишь о своих странных снах и их фантастической связи с сюжетом этой книги. Татьяна Львовна успокоила Эмму, предположив, что она излишне впечатлительна, а роман очень популярен, и кто-то при ней мог пересказывать его содержание. Убедившись в своей адекватности, Эмма решила последний раз взглянуть на Сергея. Но палата была пуста. 

А ночью ей снились снова сцены из романа. Но на этот раз они проносились одна за другой в быстром темпе. Вот она венчается с Георгием в небольшой церквушке, но при этом называет его Андреем. Затем проникает в дом вдовы генерала (Валентины). В шкатулке много дорогих украшений, но Эмма берет только серьги. Теперь перед ней стоящий на коленях муж, молящий о прощении. Рождение сына. Переезд в деревню. Спокойная, размеренная жизнь. Вдруг всё пропало. И на фоне голубого неба появилась пожилая женщина в белых одеждах с длинными седыми волосами. Она сказала, что Эмма отработала свои кармические долги и отныне свободна.

Утром, в лучах солнечного света, растворились не только странные сны, но и её мучительная любовь. А может быть, Татьяна Львовна права: она просто находится под впечатлением этого романа?

Жизнь протекала в обычном режиме. Прошло две недели. Со слов главврача, после удачной операции Сергей проходит реабилитацию. Эмма больше никогда его не встречала. А на первом этаже больницы появился новенький томограф.

Однажды вечером по вайберу позвонил Игорь. Он включил видеосвязь, и Эмма имела возможность видеть  такое родное лицо мужа. Игорь поведал, что давно расстался с Евгенией: она вышла замуж за генерального директора компании и получила польское гражданство. Без Эммы он чувствует себя потерянным в этом мире. Больше всего на свете он хочет, чтобы она его простила и приняла назад. Двадцать пять лет семейной жизни нельзя просто так перечеркнуть! Через месяц Игорь возвращается в родной город: компания поручает ему возглавить открывающийся филиал. Кристина, возможно, останется в Польше. Он просит Эмму хорошо подумать над его словами и сообщить о своём решении. Если она не сможет его простить, то он будет жить на съёмной квартире и никогда её не побеспокоит.

Она давно простила Игоря. Но женская гордость не позволяла сказать ему об этом прямо сейчас. 

– Жизнь покажет, – строго ответила Эмма.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X