Человеческая драма – залог успешной современной прозы

 Элла Владимировна Леус – известный прозаик и драматург, беллетрист, председатель жюри премии НСП Украины им. Максимилиана Кириенко-Волошина, главный редактор сетевого литературного альманаха «Палисадник» делится с читателями арт-портала гУрУ своими творческими планами и закулисной жизнью литературных премий.

 

гУрУ: Элла, как давно Вы в писательской профессии? А точнее, с чего и как всё началось, ведь у Вас за плечами опыт акушерки, аналитика, специалиста по бизнес-рискам?

Элла Леус: Пишу прозу со школьных лет. Представьте: Одесса, Молдаванка, папа – китобой, мама – гордая красавица, соседи все сплошь колоритные личности: моряки, воры, цыгане… Романтика, да и только! Чтение тесно сплеталось с действительностью. И всегда хотелось связать жизнь с литературой. Однако долгие годы ушли на поиск собственного стиля, голоса, своей творческой сферы, если можно так сказать. Смею надеяться, тут я что-то нащупала, потому что большинство художников пребывают в поиске всю жизнь. Профессионально литературой занимаюсь не так давно – активно публиковаться начала в 2010г. Что касается нескольких резких изменений моей деятельности, все без исключения мои профессии – путь изучения человеческой природы. Что может быть интересней и увлекательней?

 

гУрУ: Ваши литературные произведения очень разноплановые – написаны в разных жанрах и стилях: от фантастики до дневниковых записей, как «Високосные хроники», например. Это желание попробовать себя, как автора, в разных направлениях или просто вдохновение бесконтрольно направляет Вас.

Элла Леус: Понятия не имею, что такое вдохновение – я ведь не поэт. Порой ощущаю наполненность и тогда работаю. Потом наступает опустошенность – творческий кризис. Для меня так. И пробовать ничего я не собиралась. Всегда ведут герои, текст ведет. Никогда не знаешь заранее, что в итоге получится. Но к одним замыслам подходит форма дневника, к другим – фантастического романа. Рассказы случаются вообще редко. Здесь без инсайда ничего не выйдет. Рассказы как стихи – необходимо озарение. По-иному с критическими эссе. Но тоже непросто. Пока не подберешь смысловую или символическую отмычку к анализируемой книге, не стоит и начинать. Вот так и перечитываешь раз за разом, разгадываешь загадки чужого текста, подчеркиваешь цитаты, ловишь за хвост нужную мысль или образ. Чтобы получилась яркая и умная статья. Другие варианты, по-моему, совершенно неприемлемы. Потому, наверное, я пишу не слишком быстро и мне трудно работать под заказ.

 

гУрУ: Как Вы выбираете тематику для своих произведений? Это реакция на окружающие Вас события, желание запечатлеть действительность или «проработать» прошлое?

Элла Леус: Писатель всегда перерабатывает собственный опыт. Если Вам скажут обратное, не верьте. Просто опыт этот причудливо преломляется в памяти, в бессознательном, рождает сложные нервные связи, вызывает ассоциации…

 

гУрУ: Если позволите, хотелось бы подробнее поговорить о повести «Високосный дневник», вошедшей в сборник «Високосные хроники» (изд. Саммит-книга, 2019 г.) и удостоенной премии имени Петра Сороки. Это личная история или подсмотренная и «прожитая» через знакомых и близких людей?

Элла Леус: «Из собственной судьбы я выдергивал по нитке», помните строку Окуджавы? Именно так. Разумеется, чтобы писать дневники или нечто подобное, необходимо быть «в теме», как говорится, владеть вопросом. Я действительно работала когда-то в одиозном отделении психиатрической экспертизы. Но судьба героини – отнюдь не моя судьба. Это скорее судьба моего поколения теперешних 55-60-летних, поколения разрушенных чаяний, поколения, я бы сказала, молчаливой трагедии совка. Не случайно повесть начинается с тихих, почти запретных похорон погибшего в Афганистане солдатика. Да, мы хоронили сверстников, потом ликвидировали последствия в Чернобыле, потом, после безнадеги развитого социализма, нас накрыло девяностыми. Нам было по тридцать, возможности таяли как дым. Это были бои без правил. Радует то, что у наших детей правила есть. Дети не живут в вечном раздрае, что отчасти обеспечивает прочный жизненный фундамент. Что касается самой книги «Високосные хроники», для меня это моя личная альтернативная история.

 

гУрУ: Почему Вы решили вернуться в период летящих обломков советской империи? Вы видите в чем-то схожесть с сегодняшней ситуацией в Украине?

Элла Леус: Обломки летят и сейчас, только успевай уклоняться. Ведь империя по сей день в агонии. Не стоит забывать, что в Украине идет война. Гибнут люди. Что это, если не сопротивление распавшейся империи? К сожалению, таков исторический процесс. А мы продолжаем стоять. Надеюсь, устоим.

 

гУрУ: Сиюсекундная, сиюминутная о сегодняшних событиях литература важна, нужна?

Элла Леус: Литература может быть какой угодно. Лишь бы это не было надуманно, тривиально, а точнее – мертво. Философ Жорж Батай писал примерно следующее: литература без загадки, в смирительной рубашке не даст выхода злобной проклятой природе, которую мы носим в себе и, значит, она найдет другие способы воплотиться в жизнь. Как видим, Батай был нелицеприятного мнения о homo sapiens. И полагал литературу своеобразным клапаном для человеческого зла. Что ж, возможна и такая ее функция.

 

гУрУ: Над каким произведением Вы сейчас работайте? Можете немного рассказать о своих творческих планах?

Элла Леус: В работе роман. И давно начата повесть о временах румынской оккупации Одессы. Но процесс затягивается по многим причинам. Поэтому подробностей не будет. Скажу только, что роман – произведение метафизическое и снова не всем интересное. И пока практически не издана на языке оригинала трилогия «Сферы», рано говорить о еще не написанном четвертом романе цикла.

 

гУрУ: По долгу службы, как главному редактору онлайн-альманаха и как председателю жюри премии НСПУ им. Максимилиана Кириенко-Волошина, Вам приходится много работать с чужими текстами. Какова основная тематика у современных украинских авторов?

Элла Леус: Литература Украины чрезвычайно разнообразна: от эпопей до детективов, от сборников новелл до психологической драмы. Пишут о том, что близко, что знают или думают, что знают. Такое тоже бывает. Много пишут о войнах, истории нации. Но чем глобальней и актуальней тема, тем легче отойти от искусства и удариться в публицистику, что иногда и происходит. В любом случае литературный процесс идет, его, похоже, не остановить. Скорее, не благодаря, а вопреки. И это тоже часть магии.

 

гУрУ: Как думаете, с чем это связано? Почему авторы обращаются к этим темам?

Элла Леус: Исторические книги, книги-исследования лучше продвигаются и продаются, не скрою. А что касается темы войны – она гложет сердца многих творцов. Они не в силах молчать об угрозе разрушения гуманистической парадигмы. К тому же, опять-таки не стоит сбрасывать со щитов высокую популярность темы войны. Каждому писателю хочется быть услышанным современниками, найти своего читателя, получить пресловутую «обратную связь». Единицы позволяют себе не заботиться об этом.

 

гУрУ: А по каким критериям Вы отбираете произведения для своего альманаха? О чем и как должен написать автор, чтоб Вы сразу же утвердили его произведение на публикацию?

Элла Леус: Многогранный вопрос. А отвечу коротко – это должна быть литература. Профессиональная, талантливая. Сделано должно быть стильно и с любовью. Вот и все. А мелкие огрехи мы подправим – на то и редколлегия.

 

гУрУ: С литературным конкурсом дела, я думаю, обстоят иначе. Не могли бы Вы рассказать, какой путь должен пройти автор, чтоб быть допущенным к участию в конкурсе НСПУ им. Максимилиана Кириенко-Волошина?

Элла Леус: Никак, не иначе. Мы же – о литературе. Правда, книга должна быть издана и рекомендована издателем к соисканию Премии. Это формально. А по сути автор должен обладать высокой степенью мастерства, чтобы выдержать конкуренцию и соответствовать стандартам жюри. У нас были случаи, когда наблюдался неуклонный рост профессионализма участника от года к году. В итоге тексты становились все лучше. Ведь даже за небольшим рассказиком скрывается большой труд писателя. Мы сами все писатели и ценим мастерство превыше всего.

 

гУрУ: По каким критериям комиссия оценивает произведения и отбирает номинантов?

Элла Леус: Допускаются к конкурсу русскоязычные книги украинских авторов, изданные в Украине. А дальше жюри читает и голосует. Все предельно просто. Конечно, простота только кажущаяся. Сложно порой выбрать наиболее достойных. Всегда есть опасность выплеснуть вместе с водой младенца. Но мы стараемся такого избегать.

 

гУрУ: Какие темы или жанры чаще всего «выстреливают»?

Элла Леус: Чаще, мне кажется, задевают членов жюри человеческие драмы. В романах и циклах новелл. Также нам импонирует хорошая интересная современная поэзия с собственным узнаваемым голосом.

 

гУрУ: У украинских современных авторов есть шанс выйти на мировой уровень и стать интересными иностранному читателю? В переводе на иностранный язык или среди иммигрантов?

Элла Леус: Уж не знаю. По качеству текстов, кажется, есть все шансы. Но по обстоятельствам, по жесткой «приватизированности» контактов с зарубежными издателями – это сомнительно. Кто знает, возможно творит где-то у нас хороший и никому не известный автор? Или даже несколько… А о нем – молчок. Никому нет дела. Перестала, мне кажется, работать какая-то необходимая для взаимодействия машинерия. Печально, но пока так. Надеюсь, что только пока.

 

гУрУ: Чего, по-Вашему, не хватает украинским русскоязычным авторам, чтоб занять свою нишу в той же России, например? Или всё есть, но…

 Элла Леус: Трудно сказать однозначно. Может быть, российская школа литературы просто иная. Или язык у нас из классического русского перерождается в украинский вариант русского. Многие отмечают такие тенденции. Что вполне естественно. Впрочем, некоторые украинские русскоязычные писатели успешно публикуются в РФ. Занимают ли они там свою нишу, не могу судить.

 

гУрУ: Тяжело ли современному автору привлечь к себе внимание читателей? Что надо сделать, чтоб его произведение стало популярным и книги автора раскупались?

Элла Леус: Знаете, досадно, что искусство все чаще путают с бизнесом. Произведение литературы – это ведь особый продукт, его невозможно адекватно оценить в денежном эквиваленте. Чем совершенней произведение, тем меньшее у него количество потребителей. По абсолютно понятным причинам. Посему раскупаемость априори обеспечена весьма средним образчикам. К тому же, для поддержания популярности автора требуются большие финансовые вложения. Нет вложений, нет популярности, нет продаж. Все просто. А теперь мой совет, в связи с этим: писать следует без задней мысли о продажах и о читателе. Только тогда он обязательно найдется. Один сумасшедший напишет, другой сумасшедший прочтет. Напоследок добавлю лишь, что, к великому сожалению и нашей всеобщей беде, книги – наиболее недооцененная технология в мире.

 

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X