Что от тебя осталось

У тех, кого встречаю под водой,
Когда ныряю в озеро с разбега,
У них в предсердиях не кровь, а память.
Они тоскуют по сухому шагу,
И повторяют: ноги, ноги, ноги.

Купальщики стоят на берегу
По щиколотки в сумрачную воду .
Не заплывай туда, где дно уходит
И превращается в открытый рот.

Дыхания хватает на минуту.
И озеро плюёт меня на сушу,
Где я лежу в слезливой оболочке 
И нет во мне ни памяти, ни силы.

Поэзия должна быть грубовата –
Поэтому я посылаю к чёрту 
Всех тех, кто не ходил со мной купаться,
И тех, кто с лодки в озеро бросал.

Но ты держись за мой плавник отбитый:
Никто другой тебя тащить не будет,
Под этой музыкой зарыты люди,
А многие и заживо зарыты. 

И лица светятся из глубины.
Купальщики не чувствуют вины.

А я всего лишь жизни ручеёк,
И я в бегу, впадаю в речку смерти,
И речка разливается, впадая
В огромный тихий океан бессмертия.

***

Какой ты мне друг,
Если не разделишь со мной преступленье. 
Какой ты мне брат,
Если не скроешь меня от тюрьмы. 
Какой ты мне враг, 
Если не сможешь в меня выстрелить.
Какой ты мне сад, 
Если в тебе ни одной могилы.
——————————————

Чти того, кто вырастил тебя –
Он грубее дышит, громче ходит,
У него не руки, а лопаты –
Ты его ещё увидишь мертвым.

Твоё тело сдобрено навозом,
Из подмышек вырвана крапива, 
Чтоб тебе позеленеть подольше – 
Не исчезнуть в сорняке склероза. 

Тополь нас переживет, и елка. 
Даже бархатцы – и те переживут. 

Здесь закопано украденное ночью,
Здесь в кустах мы прятались от мамы, 
Здесь в меня стреляли из рогатки,
Здесь схоронен Тузик или Шарик.

Эту яблоню лелеял прадед,
Ту смородину отец тревожил.
Я расту и превращаюсь в клумбу,
Нарушаю правила игры –

Я садовником родился,
Не на шутку рассердился,
Все цветы мне надоели –
Лучше б я родился садом.

***

Все думаю, что от тебя осталось:
Осколок, нота голоса, росток, 
Живая бабочка, которая цеплялась
За цветок.

Живое облако, хоть что-нибудь живое.
Не может же все разом умереть
И подчиниться формуле паденья.
С такой-то высоты такой-то массы тело.
Я не могу неверующим быть. 

Надеюсь, ты в лесу.
Там есть гитары.
И ставят Фёдорова. 

А похороны будут только завтра,
И повара для нас кутью сварили –
Изюм и рис, блины на кипятке. 
Нам будет слишком вкусно, слишком больно,
И стыдно думать, что кутья без соли –
Так приторно, 
А блин с засохшей коркой. 

И плотники строгали будто лодку,
Но это гроб, и чем же он не лодка,
Нам страшно подойти и там увидеть 
Тебя, с изломанной спиной и шеей, 
В последнем бело-золотом наряде,
Узнавшей всех и видящей насквозь,
Ну например, мои благие планы 
Когда-нибудь все это записать.

А я несу совсем дешёвых роз, 
А ты лежишь и как тебе не стыдно
Тонуть 
В таком количестве
Цветов.

***

Те, кто бежал, исчезли постепенно.

И больше нету дружного дыханья.

Я догонял их, а они – пропали.

Куда вы, лошади, куда теперь бежать;

Но если бы я осторожней был,

То удержал бы их одним усильем,

Одним вдох-выдохом: они бы подождали,

Мы вместе бы дышали, как тогда,

Когда нас выносили из воды.

Когда нас выносили из воды,

Когда нас заново дышать учили,

(Там многие обратно задохнулись,

А многие с тех пор вдыхают кожей),

Я научился только повторять:

Вдыхает первый – я за ним вдыхаю,

Твой надувается живот – и мой,

И легкие, измученные бегом,

Сжимаются, как бабочки в руке.

В моем бронхите половина твоего,

Давай синхронно выдохнем.

Когда нас выносили из пожара

И ты на мне, как пыль, лежал-лежала,

Я научился делать за двоих –

Одним усильем, лёгкими курильщика,

Из кислорода в углекислый газ.

Куда вы, сволочи, куда забрали вас.

Я здесь стою с расплавленной ногой.

Вращается воронка надо мной.

Там финишные ленточки, там Леночки,

Ошметки, Костя смотрит вниз, Никита курит,

Витя и гитара, Аня, Даша.

Там нету воздуха.

И я учусь задерживать дыханье.

***  

Я плыву по реке

Ноша воды легка

Небо река молчат

Руки и берега

Не тянут меня к себе.

Вместе со мной камыш

Тоже молчит и дыш.

Мимо плывет мой дом

Мама и папа там

Плавают, как туман

Мимо плывет во сне

Утопленник по весне

Тоже как будто я

Пьяная болтовня

Вертится надо мной

И замолкает вдруг

Мимо плывет мой друг

Будто бы я дружил

Ветер в усах реки

Вспенился и застыл

Нету ветру тоски,

Чтобы ветер завыл

Мимо плывет лицо

Будто бы я любил

Утренник по весне

В детском моем саду,

Я говорю плыву

Вместо слова иду

Вместо слова лечу

Вверх шуршат облака

Облаку тоже нет

Чтобы завыть

Река

Где я плыву лузгой

С мыслями слово смерть

Там, где кто-то другой

Ставит прозрачную сеть.

***  

Дым и свет, и вечер августа,

Кончилось — и больше нет.

Радостно тебе? — мне радостно

Оттого, что дым и свет.

Оттого, что это кажется

Нежностью того, кто там,

Нежностью, а может, завистью

К выросшим его цветам.

Оттого, что это зарево,

Равнодушное ко мне,

Станет памятью гербария,

Биографией камней.

Это ложь, точнее, вымысел,

Череда его острот.

Это смех того, кто вырастил,

И того, кто оборвёт.

Посмотри на это облако

Посреди небесных щёк.

Радостно тебе? – мне коротко.

Я хочу ещё, ещё.

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X