Куда занесло эскорт бабы Мани

 Я сегодня немного проспал. Поэтому, придя на работу, застал рынок в довольно хорошем, а некоторых в вообще не рабочем настроении. На вопрос, что тут произошло, все отвечали – к бабе Мане! Этого совсем не хотелось, решил расспросить у других. Услышал только одно. Баба Маня, оказывается, знала не всё!

   Бросив попытки, что-то толком разузнать не из первых рук (чтоб в них не попадаться), я решил-таки предстать пред пристальным взглядом бабы Мани. Это рынок, и незнание чего-то, иногда чревато.

   – О! Алони! Ты-то мне и нужен! – услышал я, ещё не подойдя к старушке. Начало ничего хорошего не обещало. Я начал лихорадочно соображать, куда я влип что нужен бабе Мане, и почему весь рынок в таком хохоте. Здесь все друзья, но и любят, «по-дружески», порадоваться, если конкурент сел в лужу. В отличие от остального коллектива, у меня испортилось настроение.

   – Баб Мань, – начал я, – а что это все катаются со смеху, мне не рассказывают, а к Вам отправляют?

   – Во! – лицо старушки приняло прямо-таки выражение победителя при Фермопилах (вспомнить бы кто там победил). – Уважають!

Тут я совсем растерялся. Уважают, не рассказывают, смеются. Господи! Я-то каким боком тут?

    – Баба Маня, а я тут при чём? – не выдержал-таки и спросил.

    – Ты? – Глаза старой полезли на лоб. – Ты-то тут при чём? – После этого вопроса по глазам мы с бабой Маней стали однояйцевыми близнецами. Некоторое время мы оба изображали сцену под названием «ОПАНЬКИ!». Я-то прекратил попытки что-то понять и искренне недоумевал. А вот баба Маня явно стала соображать, то ли вплетая меня в историю, которую мне предстояло узнать, то ли раздумывая, а так ли уж искренне моё недоумение и не замешан ли… Об этом свидетельствовали сжатые в трубочку и свёрнутые набок губы и сверлящий взгляд, ставший таким, когда наша схожесть в выражении глаз потеряла актуальность.

   Поразмышляв недолго, бабушка покрутила головой, как бы разрешая внутренний спор, кивнула сама себе, видимо, вынеся окончательный вердикт.

    – Алони, вечно ты запудришь мозги! Отвлекаешь! А тут! А там! А я! Не, ну ты посмотри, что они удумали! – Я невольно посмотрел в сторону. На автобусную остановку. Только там были люди. Они просто ждали транспорт, и явно никто из них ничего не удумывал. Я почувствовал, что поплыл. Поэтому, что бы не унесло, я схватился взглядом за чешую на бабы Маниной тараньке. Это меня хоть как-то сконцентрировало и не позволило мыслям окончательно разбрестись.

   – Эй, Алони! Что это с тобой? – как сквозь туман услышал я. – Ты сегодня какой-то потерянный.

   – Переспал я сегодня, баба Маня, – ответил я. Но потом всё-таки спросил. – А зачем Вы сказали, что я-то Вам и нужен?

   -Я? – опять округлила глаза старуха. На меня напало тоскливое уныние. Всё повторялось. Всем весело, а я в какой-то жуткой непонятке.  Мне ничего не оставалось, как припомнить хоть какой-то нумер из базарного этикета. Ничего лучшего, как растянуть губы до ушей, прикрыть глаза и быстро закивать головой (номер девять кажется), я не придумал. Этот политес явно не понравился бабуле.

    – Не Алони, с тобой кашу сегодня не сваришь, –  заявила она, – ты точно не проснулся!

    -Так я пойду? – несмело сказал-спросил я. Я уже начисто забыл зачем вообще сунулся сюда. Вернее, хотел начисто забыть.

    – Куда!?- раздалось жёсткое как хлопок кнута. Я понял. Мне уже не расскажут, что хотели, а вручат как дипломатическую ноту.

   Сделав виноватый взгляд и почесав голову строго по центру лба (номер двенадцать этикета – извините, я Вас внимательно слушаю), я выразил полную и безоговорочную капитуляцию. Сам сунулся. Чего теперь.

   -Ой, стока времени с тобой потеряла! – заявила баба Маня. Но я уже был на чеку, и на провокацию не поддался. А про себя подумал, что-таки да, потеряла! Могла уже ещё с кем-то поделиться, а то и узнать что-то. Эта мысль примирила меня с действительностью. Но злорадно ухмыльнуться, я посмел только про себя.

   На меня волной накатила меланхолия. Разговор со старухой, то, как мы не понимаем сегодня с ней друг друга, напомнил мне события двадцатипятилетней давности.  Тогда я на берегу моря случайно познакомился с пятнадцатилетней девчушкой. Мы и виделись каких-то пол часа.  Потом так же случайно мы встретились в интернете. Теперь эта симпатичная девчушка превратилась в красивую женщину. Уехала в другую страну. Она счастлива в том жарком краю. Так вот, иногда употребление мною пословиц, забытых ею, приводят в нашем общении в интернете к подобному непониманию. Другой уровень жизни, другой менталитет….

   – Алони, что б ты был здоров и не кашлял! – хоть я и коротко стригусь, но буквально почувствовал, как меня за волосы вытащили из воспоминаний.

   – Что? – рассеяно спросил я.

   – Видел бы ты сейчас свои глаза! – заявила бабуля. – Посмотри на мою тараньку! Вот такие же пустые! Слушай! А ты не заболел? – я понял, что пора проснуться, а то сейчас закончится вечером. И мы пройдём все эпикризы, анамнезы, рецепты и ещё что там, выписанные мне во всех больницах и поликлиниках с которыми я сталкивался.

  – Да нет, задумался… – ответил я

   – О чём? – мгновенная реакция старухи говорила о том, что она согласна пожертвовать своей историей (ведь я не последний раз попадаюсь ей на глаза), ради новой.

 Ну, тут меня не проведёшь! Мы с бабой Маней давние знакомые. И кое чему я у неё научился. – Да вот посмотрел на семечки. Может поставить жарочный шкаф? Вы будете продавать мои семечки? – И я, и баба Маня знали, что это чистый блеф. Но, она прекрасно поняла, что я намекнул – пора возвращаться к теме разговора.

   – Так вот, представляешь, что удумали? – как ни в чём не бывало, продолжила баба Маня. Я не стал спрашивать и оглядываться. – Мои собачки-то.  Я смотрю, они в последние дни пропадать куда-то стали. А всё Душман! – Душман, это пес, в предках которого числились то ли фокстерьеры, то ли эрдельтерьеры, по крайней мере на морде наблюдалась та же лёгкая небритость, да и окрас напоминал эрделя.

   –  Представь себе, Алони, где они пропадать стали! В «Фуршет» повадились! – У нас недавно открылся супермаркет «Фуршет». В здании бывшей швейной фабрики. Я так и не понял, зачем понадобилось выкупать пятиэтажное здание чтобы устроить двухэтажный магазин. Но это, как говорится, так, просто к слову. И вход в магазин расположен рядом с противоположным входом на рынок. В районе контроля раннее упоминавшейся бабы Оли, травницы.

   – А я там ни разу и не была. Один раз сунулась, оставила под присмотром собачек свою кравчучку. А дверь сама как откроется! Мать честная, я чуть не упала с переляку. Всё, с тех пор туда и не хожу. Так что и не знаю как там. Тока Олька рассказывала. Она была.

 Туман стал рассеиваться! Вот почему все говорили, что баба Маня знает не всё! Она не была в новом магазине! Да, эта новость заслуживала внимания. Но сказав это, никто не посмел подробно рассказать. Не хотели нарываться на язычок бабы Мани. Вот откуда её заявление, что уважають!

  – Так вот представь, тогда я ещё увидела, что Душман как-то долго смотрел на самораздвижные двери. Даже звать пришлось. Вот Душман-то и стал первый пропадать. Видно вынюхивал, что там и как. А уже несколько дней они все пропадали. Я и не волновалась. Думала, в мясных рядах мясо просят. А оно вона что! – голос бабы Мани стал грустным. Ну, думаю, приревновала старуха! А не тут-то было! Мы переходили к кульминации с развязкой.

   – И сегодня, этот бусурман устроил мне, – тут старая совсем сникла. – Таки разобравшись с дверьми, он прихватил всю свою собачью компанию, и завёл в этот супер-футер, будь он не ладен. – Я так и не понял Душман или «Фуршет», но осмотрительно не стал уточнять.

 – Что там началось! Собаки разбрелись! Персонал поднял шум! Выгнать не могут! А так как ясно, что собаки с рынка, то пошли в администрацию рынка. – Тут лицо бабы Мани стало совсем скорбным. –  Алони, представляешь? Прибегает наш администратор и меня, как арестантку ведуть!

 Это ведуть надо слышать! Баба Маня в него вложила столько скорби и горечи, что я сам ощутил негодование за поругание символа Вечернего рынка!

   – И вот я, при всём народе, который надрывал животы от смеха, собирала своих собачек по залам, – с утроенной скорбью продолжала баба Маня. Я невольно также скорбно сцепил ладони на животе.

 Баба Маня явно впадала в то мрачное настроение, переживая всё сначала. Сколько же раз она сегодня вернётся к нему? Но тут я понял! Есть одно, что грело бабу Маню. ОНА БЫЛА В «ФУРШЕТЕ»! Теперь никто не скажет, что баба Маня знает не всё!

  Сочувственно покивав головой, я подавил в себе желание так же сочувственно пожать ей руку, я откланялся. Без этикета. Нумерация оного не предусматривала походы в супермаркеты бабы Мани, да ещё на отлов своих собачек.

   Уходя, я краем глаза заметил, что Душмана и Черныша нет.  Не удержался, сходил к «Фуршету». И что вы думаете? Душман и Черныш были там. Третьим компаньоном у них была Машка. Она из другой, но тоже базарной своры.  А у бабы Мани явно возрастали шансы стать постоянным посетителем «Фуршета». На то она и знает всё!

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X