Не смей сдыхать, пока не исполнил мечту! (часть 4)

Арт-портал гУрУ совмпестно с издательством Саммит-книга публикует отрывки из новой книги Игоря Завилинского «Не смей сдыхать, пока не исполнил мечту!».

Новый роман рассказывает о детстве двух мальчиков – Вито и Анджело, которое проходило в послевоенной Италии и об их мечте покорить самую опасную в мире гору – гималайский восьмитысячник Аннапурну. Однако обстоятельства сложились так, что к реализации своей мечты Вито и Анджело смогли приблизится, когда им уже было за семьдесят.

ФЕВРАЛЬ 2015 г.

МОНТЕПУЛЬЧАНО. ИТАЛИЯ.

— Вы меня слышите? Масимо! Я говорил уже не раз — здесь не будет спа курорта! Это де-ре-вня! — Вито раздраженно шарил рукой вокруг стула в поисках начатой бутылки вина, — это ферма. Была и останется ею. Я не позволю треть участка (лучшую его треть!) забрать под кот- лован!

Старик сидел на своем традиционном месте — внутри старой альтанки, из которой открывался отличный вид на крепостную стену Монтепульчано. Сыновья, в виду серьезности разговора, не были допущены внутрь и походили на учеников, которых отчитывает директор школы за опоздание, прямо  у  порога.  При  этом  старший из них — Алесандро — демонстративно смотрел вдаль, а младший — Масимо — постоянно перемещался, явно испытывая неловкость от разговора.

— Под бассейн, — аккуратно поправил отца тридцати- летний Масимо.

— Что?

— Под бассейн, папа, а не под котлован.

— Вы еще джакузи под оливки поставьте! — Вито продолжал обращаться к Масимо, полностью игнорируя присутствие второго сына, давая этим понять, что оставил уже надежду договориться с ним.

От упоминания джакузи  Масимо  застыл  на  месте и с ужасом кинул взгляд на Алесандро. Тот, не поворачивая головы к брату, лишь покачал ею, давая понять, что сейчас очень неудачный момент для обсуждения столь близкой к истине догадки отца.

— Отец, — вступил Алесандро, несмотря на игнориро- вание, — бассейн есть уже почти у всех. Даже Джакерини уже роют.

— Джакерини? — подскочил Вито и наконец-то «увидел» старшего сына, — и где, позвольте спросить, они это делают? Под домом? Или на месте туалета? У них участок в четверо меньше нашего! Все с ума сошли что ли?

— Они снесли гараж, где раньше стоял трактор, — тихо вставил слово Масимо.

— А трактор на крышу поставили?

— Нет, от трактора они избавились, — заводился Алесандро, — зачем им трактор, отец? На нем туристов не покатаешь! А за счет бассейна, даже такого маленького, их доход возрастет и, полагаю, жалеть об утере трактора они не будут.

— Чушь! Люди, которые едут в Монтепульчано, не едут принимать ванны. Для этого есть Монсуммано, — старик махнул рукой примерно в сторону курорта с горячими источниками, что был севернее Флоренции — К нам они едут смотреть на крепость!

— Хорошо, отец, что ты это уже стал признавать! — съязвил выведенный из себя Алесандро, начав мерить шагами лужайку по периметру старого снесенного сарая, о котором нынче напоминала лишь втоптанная в землю полоска камней — их, наверное, так и не достали из земли при сносе строения.

— Ты это о чём? — теперь Вито «забыл» о присутствии Масимо и полностью ушел в, сформированное старшим сыном конфликтное поле.

— О том, отец, что пять лет назад, когда мы пришли к тебе с идеей построить гостиницу, ты говорил, что никто сюда вообще не приедет и кому нужна эта крепость! Или ты уже забыл?

— А, вот ты о чем… Тогда я говорил лишь о том, что нельзя рисковать всем: виноградниками, оливками, — наконец, рестораном, всем, что нас кормило — ради призрачной идеи.

— Ну, и как ты сейчас считаешь, оно того стоило, отец? — сказал Алесандро, но уже не зло, а как-то по инерции.

— Стоило, конечно! Но и ты не забывай, за счет чего все это было построено и сколько ушло времени, пока гостиница начала приносить хоть какую-то прибыль! Что мы все ели, пока вы строились? Напомнить?

— Бесполезный спор… — Алесандро в сердцах махнул рукой и повернулся, чтобы уйти.

— Вот и не спорь! — прикрикнул Вито вдогонку, — Я, конечно, не учился в бизнес-колледже, но даже мне, деревенщине, очевидно, что нельзя продолжать вкладывать деньги в то, что только начало окупаться. Закопать в землю несколько десятков тысяч евро мы сейчас не можем себе позволить. Не заработали еще.

— И не заработаем, отец! — Алесандро вернулся и пе- решел на тон, которым разговаривают с упрямыми детьми, не желающих кушать полезную кашу. — Потому что к лету турист выберет виллу Джакерини, где они после целого дня топтания в Монтепульчано смогут киснуть в бассейне.

— У него даже ресторана нет! — неуверенно огрызался отец, — недоразумение какое-то — лучше в МакДональдс съездить. Не видать ему туристов! Ну, по крайней мере, наших.

— Папа, — пытаясь незаметно для старика рукой утихомирить старшего брата, мягко вернулся в разговор Масимо, — я как-то тебе объяснял: номера заказывают через поисковую систему в интернете. И туристы на тот момент пока не знают, у кого какой ресторан. Они просто в условиях поиска ставят «наличие бассейна». А так как у нас бассейна нет, то поисковая система выдает им список, в котором нас, вместе с нашим прекрасным рестораном, просто нет. Они о нас не узнают! И они поедут к Джакерини, и пусть у них будет понос от его ужасной стряпни, но нам от этого лучше не станет. О нас просто знать не будут.

— Так им и надо! К нам приедут те, кто нас знает! — в голосе стрика было больше надежды, чем уверенности в сказанном.

— Возможно, — терпеливо парировал Масимо, — Если не захотят попробовать что-то новое, например, с бассейном. Ресторанов в округе немало, а вот прыгнуть в бассейн в 40-градусную жару, если такого нет в твоей гостинице, они не смогут. К тому же, я бы не рассчитывал на всех прошлогодних клиентов — большая их часть захочет сменить место совсем: поехать на море в Специю или в Равенну, или просто погулять по Флоренции. Люди любят новое, и редко кто несколько лет подряд ездит в Монтепульчано, даже, если им здесь очень понравилось.

— К чему ты клонишь, Масимо? — старик устал и хотел скорее закончить этот надоевший ему спор.

— К тому, что наша борьба за клиента каждый год фактически начинается заново. И каждый год нам надо зано- во доказывать, что мы лучшие в округе. Каждый раз нас будут сравнивать.

— Нам есть что показать…

— Да, конечно, папа. Но для этого надо, чтобы нас заметили. Чтобы мы были в этом сравнении.

— И вы считаете, что бассейн это главное. Построим бассейн — и все наши проблемы в бизнесе будут решены! Так?

— Мы этого не говорим. Мы говорим, что без бассейна заработать будет гораздо сложнее, чем с ним.

— А я вам скажу, мои дорогие, что было бы заработать еще легче, если бы мы построили здесь Диснейленд! Но у нас нет такой возможности, и зарабатывать придется сложно. Но лучше тяжело заработать, чем легко расстаться с еще не заработанными деньгами, закопав их в очередное строительство! Мы еще не окупили все наши вложения, а вы требуете от меня продолжения инвестиций! Что-то я не припомню, чтобы вначале мы говорили о бассейне и его ключевом значении в этом бизнесе.

— Тогда ситуация была другая, — попытался вернуться в разговор Алесандро.

— Так что вы мне прикажете делать? Через год опять ситуация изменится, и вы скажете, что у нас с вами ничего не получится без казино, что, мол, Джакерини уже рулетку поставили в коровнике, а у нас ее нету.

Сыновья молчали. Вито, ошибочно полагая, что выиграл спор, спокойно продолжал:

— Так вот что, Алесандро, я тебе скажу…

— «Вратарь — это половина команды», — зло процедил старший сын и пошел в офис. Проходя мимо отца, он лишь слегка кивнул ему, а глазами показал брату, что ждет его с разговором в офисе.

Вито только чертыхнулся.

Оставшиеся сами Вито и Масимо мучились паузой. Масимо поднял упавшую бутылку вина и предложил отцу долить. Тот глубоко вздохнул и протянул пустой бокал. Одновременно с тем как бокал наполнялся, Масимо, невольно наклонившись к отцу, проговорил:

— Ты только не ставь точку, папа. Прошу тебя. Подумай еще.

Вито кивнул, но сделал это как-то по диагонали, что не указывало ни на согласие, ни на отказ. Масимо, аккуратно поставил еще наполовину полную бутылку на траву и нежно похлопав на прощение старика по плечу, пошел вслед на старшим братом.

Вито продолжал время от времени глубоко вздыхать, переживая размолвку с детьми. Вино грело, но его тепло заканчивалось где-то в груди, ногам же оставалось зябко на февральском ветру. Вито вытащил из-под себя одеяло, и попытался укутать себя ниже пояса. Во время этих манипуляций старик зацепил поставленный рядом со стулом бокал, и красное вино моментально ушло в землю.

Вито разочаровано смотрел ему вслед. Именно таким пустым бокалом он сейчас чувствовал себя. Ведь, казалось, только-только он был полон планов, как его бокал — вином. Но время так быстро перевернуло его сосуд, что ему только и осталось смотреть вслед убежавшим в плодородную землю Тосканы жизнь.

С этими мыслями Вито было потянулся за бутылкой, но передумал: по давней привычке, он растягивал бутылку на целый день — по половине в обед и после ужина. Конечно, ничто не мешало ему допить начатую бутылку сейчас, а вечером открыть новую, компенсировав потери. Мысль мелькнула соблазном, но была тут же отвергнута «протокольной службой» сознания и Вито продолжал упрямо сидеть с пустым бокалом. От этого его настроение стало еще хуже.

Отношения Вито со старшим сыном всегда были очень эмоциональными и в  этом  была  одинаковая  заслуга и отца, и сына, и вопрос вставал лишь в том, кто из них первый взрывался. Забавным было то, что окружающие всегда воспринимали обоих как людей спокойных и уравновешенных. И правда, ни отец, ни сын, ни с другими членами семьи, ни с друзьями никогда не проявляли столько нетерпимости и конфликтности, как друг с другом. Обычно говорят «нашла коса на камень», но тут однозначно речь шла о встрече двух кос! Иногда казалось, что нет ни одного вопроса, по которому они бы сразу достигли согласия. Вернее, это никогда не было «согласием» — только «компромиссом», и зачастую — временным.

При этом между ними было одно существенное отличие: если Вито довольно быстро остывал после ссоры и начинал «слышать» оппонента, то Алесандро переживал конфликты долго, уходя в себя, многократно пережевывая внутри все обиды и с трудом возвращаясь к предмету ссоры повторно. Часто он и не возвращался к таким вопросам и вовсе, делая все по-своему, но, как правило, очень хитроумно, так чтобы его нельзя было обвинить в прямом неподчинении отцу.

Фраза «вратарь — это половина команды» как раз относилась к самому яркому примеру их давнего противостояния — к их длительному спору относительно роли Алесандро в школьной футбольной команде. Алесандро, как большинство мальчишек, конечно, хотел быть нападающим и искать славу у ворот соперника. Было бы, наверное, странно, если бы Вито с этим согласился: по его мнению, антропологические данные высокого двенадцатилетнего старшего сына, помноженные на неплохую реакцию, открывали перед ним неплохие перспективы вратаря. По правде говоря, Алесандро порой было в радость немного отдохнуть в воротах, тем более, что ему и вправду это давалось легко, но как только их команда «буксовала» в попытках забить гол сопернику, мальчик срывался вперед, часто не дожидаясь команды тренера.

Сам же тренер был доволен универсальностью Алесандро и не торопился делать выбор. В отличие от Вито, которому казалось, что они упускают драгоценное время. Будет не лишним сказать, что как только отец предложил Вито начать ходить на специальные тренировки вратарей, Алесандро как отрезало: он на полном серьезе готов был вообще бросить занятия футболом, только бы не становиться в ворота. Спор перешел в затяжную стадию, во время которой каждая из сторон разрабатывала хитроумные стратегические планы достижения цели: Вито покупал довольно дорогие вратарские перчатки, активно комментировал действия вратарей во время просмотра трансляции матчей «фиалок», не забывая каждый раз говорить свою коронную фразу — «вратарь — это половина команды», от которой Алесандро просто воротило. Вот с тех самых пор эта фраза стала нарицательной и означала прерывание сыном бессмысленного, по его мнению, спора с отцом. После этих слов ничего уже не было — только хлопанье дверями и чертыханья Вито.

История же с футболом имела продолжение: в ответ на предпринимаемые Вито шаги по убеждению сына в его вратарском предназначении, тот поступил весьма радикально и эффективно — он стал лучшим бомбардиром команды. Стимул в виде спора с отцом был настолько сильным, что Алесандро просто выгрызал каждый мяч, жадничал с передачами и всеми дозволенными частями тела проталкивал мяч в ворота соперника. Возможно, Алесандро был не самым искусным нападающим, он не владел пушечным ударом и замысловатым дриблингом, но своим напором и фактурностью он регулярно сносил все защитные редуты противника.

 

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X