Русалкина тайна

Ночью ему неожиданно приснилась Русалка. Она была такая, как много лет назад, когда он ее видел в последний раз. Нет, не в последний – в последний она была бледна, сутула и с опущенными уголками губ.

В тот последний раз у нее все было понурое – обвисшие сосульками волосы, непонятно откуда взявшиеся морщинки на всегда гладком лбу. И даже веснушки, которые обычно яркими пятнышками горели на ее лице, куда-то пропали. Он тогда суетился, говорил пустые слова и был сам себе отвратителен, поскольку знал, что причиной этой Русалкиной понурости является он сам.

Этой же ночью она приснилась ему такая, какой он ее запомнил – хохочущая, с ее вечной привычкой закидывать голову назад. Как будто ей очень важно было послать свой смех к небесам. И во сне ему было невероятно тепло и радостно от ее смеха. Настолько тепло, что он ощутил давно подзабытое чувство, которое возникает обычно в юности. Чувство ощущения будущей влюбленности.

От этого он аж проснулся и долго лежал, пытаясь утихомирить разбушевавшееся сердце. Странно было во сне ощутить волнение к человеку, который в жизни никогда его не волновал. Почти никогда.

Он придвинулся к спящей жене, обнял ее и попытался защититься от непонятного сновидения родным теплом. Но как только он закрыл глаза, перед ним снова возникла хохочущая Русалка и сердце его опять сжалось с ностальгической тоской.

Пришлось встать, и, крадучись, выйти на кухню. Хорошо, что в их квартире там предусмотрена лоджия. Можно не боясь никого разбудить, выйти, усесться на легкий балконный шезлонг и закурить.

Странный сон. Такие сны возникают про бывших возлюбленных. Русалка никогда не была его возлюбленной. Сотрудницей, соратницей, боевой подругой, но никак не возлюбленной. В него она, конечно, была влюблена – он это знал. Чувствовал. Но эта влюбленность не была назойливой. Она была теплой, ласковой, но никак не назойливой. В ее присутствии он всегда чувствовал, что ей хорошо рядом с ним и это было приятно. Она никогда не сюсюкала возле него, не подсовывала чашки кофе, не была услужливой. Более того – она часто насмешничала над ним. Но за всем этим чувствовалась такая любовь, что ни одна насмешка не казалась обидной.

Он бы даже полюбил ее в ответ – но она была совершенно не в его вкусе. Во-первых, она была большой. Ростом с него, и даже чуть-чуть больше. А ему не нравились женщины, рядом с которыми он чувствовал себя незначительным. А во-вторых он любил изящных шатенок, с тонкими чертами лица, похожих на Софи Марсо в отрочестве, а не громогласных барышень с выгоревшими на солнце бровями имеющих сорок второй размер ноги.

— А какие еще ноги могут быть у морских жителей, — всегда вещала Русалка про свои огромные ступни. – Хорошие ласты, есть чем воду загребать.

Рядом с ее ластами, с ее ростом и с ее громогласным хохотом он чувствовал себя слишком мелким, чтобы полюбить. Поэтому навсегда определил в безопасный статус друга за которым не нужно ухаживать, которому можно покровительственно хамить и с которым можно не церемониться. Но несмотря на это она продолжала его любить. И это ему нравилось. Каждому человеку нравится, когда его любят.

Он старался не позволять себе ничего такого, чтобы не дарить ей надежду. И это ему удавалось. Кроме одного раза. Единственный раз, когда он сдался и пошел на поводу у ее желания. Он уже тогда познакомился со своей будущей женой и даже начал плотно ухаживать, однако не приводил ее в свою компанию. Он никогда не приводил женщин, с которыми встречался в свою компанию. Всегда считал, что друзья одно, а личные отношения совсем другое – не стоит путать.

Это был день рождения их общего друга, и они все тогда ухрюкались до радостного состояния поросят, которым можно все.  Поздней ночью он довез Русалку до дома на такси, и она попросила подняться по какому-то пустяковому поводу. Он проводил ее до дверей и уже собирался убираться восвояси, как она схватила его за руку и голосом, полным отчаянья, попросила остаться.

И он остался. В конце концов мужик он или погулять вышел? Нехорошо старого друга, который по совместительству еще и дама, кидать в беде, когда он, то есть она, так нуждается в нем. Должен же он как-то отблагодарить ее за все то хорошее, что было между нами и вообще…

Русалка на поверку оказалась очень страстной женщиной. Он даже не ожидал такого огня. Это не он любил ее – это она любила его как жаждущий путник, добравшийся до источника воды. Он даже слегка охренел от такого яростного напора, но сумел сохранить лицо и не только, и доказать, что он мужчина под стать вызываемой страсти. Уснуть удалось лишь на рассвете. А через пару часов он заставил себя выползти из постели, поспешно одеться, покровительственно поцеловать проснувшуюся подругу и исчезнуть. Доползти до собственной квартиры и рухнуть на диван, чтобы встать уже с него далеко за полдень.

На следующий день при встрече и он и она делали вид, что ничего такого не произошло, и все вроде вошло в обычную колею. Он ухаживал за своей будущей женой. Отношения продвигались как должно. Уже через пару недель они перешли в очень близкие, а через пару месяцев он сделал предложение, которое было принято. В день, когда он сообщил в своей компании, что женится, он видел Русалку в последний раз. На следующий день она уволилась с работы и пропала из его поля зрения. Впрочем, он не особо волновался по этому поводу – у него в голове были совершенно иные заботы. Русалку он не вспоминал.

До сегодняшнего дня.

Вернее, ночи.

Какой странный сон. Еще более странное чувство, которое он подарил. Слишком странное. Слишком волнующее. Небезопасное для мужчины, который давно и плотно женат.

— Ты не спишь? – раздался голос от балконной двери.

В проеме стояла жена в наспех накинутом халате и смотрела на него.

— Не спится, — коротко ответил он. – Бессонница. Вот вышел покурить, чтобы успокоиться.

— Страшный сон, — улыбнулась жена.

— Скорее странный. Снился начальник. Очень злой и в розовой купальнике, — зачем-то соврал он.

— Все-таки страшный. Начальник в купальнике, да еще и розовом, – скупо улыбнулась она. – Пошли спать.

— Сейчас. Ты иди, — попросил он и демонстративно потянулся за следующей сигаретой. Жена поняла и не стала его тянуть за собой.

Утром все было, как обычно – они перебрасывались незначащими фразами, она готовила сытный завтрак для него и какой-то фреш из овощей для себя. Себя она сытно кормить побаивалась – слишком много набрала лишнего веса из-за гормонального лечения.

Поцеловав на прощание жену, он вышел из дома, сел в авто и опять вспомнил сон. Русалка смеялась, обнажив крупные белые зубы, закинув по-птичьи голову и сердце сладостно сжималось.

«Что за наваждение дурацкое, наверное, давно не было нормального секса, вот и сниться всякое» — подумал он и тронулся с места.

Секс с женой, разумеется, был. Но какой-то скомканный, деловитый. Они сосредоточенно занимались необходимым процессом, из которого давно ушла страсть. Надо бы позвонить Лапочке и навестить ее, чтобы сбросить напряжение. Лапочка – умная девочка, она все сделает как надо.

Он даже взял телефон, чтобы набрать нужный номер, но почему-то позвонил другу. Старому другу, которого не видел несколько лет.

— Не может быть! – воскликнул друг. – Ты вспомнил о моем дне рождения! Я тронут.

– Конечно вспомнил, – тут же соврал он, судорожно вспоминая, сколько другу может быть лет. – Я и не забывал никогда. Поздравляю!

– Спасибо! Ну его к черту этот день рождения. Такая круглая дата, что все звонят и поздравляют, вон даже ты вспомнил. Я просто чувствую себя стариком.

– Да ладно, стариком, не прибедняйся, – он добавил в свой голос необходимое количество бодрости. – Сегодня, небось, на радостях ухрюкаешься, как обычно.

– Уже ухрюкался. Вчера. Днюха у меня вчера была. Вчера и ухрюкался. А сегодня свет белый не мил. А меня продолжают поздравлять все те, кто вчера забыли. Ты, например.

– А с кем праздновал вчера? С родственниками или с нашими?

– И с теми, и с другими, еще и по работе, – туманно ответил друг, потом добавил, – наших много было, все вспомнили. Кроме тебя, конечно. Капитан, Блондин, Русалка, Сержант…

– Русалка была? – сам для себя неожиданно перебил он. – Сто лет ее не видел. Как она?

– Нормально. Цветет и пахнет, муж, ребенок, все путем.

– А где она пропала?

 – Она, в отличии от тебя не пропадала. Постоянно пересекаемся. А вот ты, мерзавец, пропал надолго. – съехидничал друг. Что зреет какой-то проект и понадобилась надежная команда?

– Вроде того, – не стал спорить он.

– Ну вот и звони всем сам. Телефоны ни у кого не изменились. Ладно, давай. Буду нужен – набери. – друг зевнул в трубку и отрубился.

Он был ему благодарен за это. За то, что сам выдал всю информацию, которую ему была нужна и не пустился в ненужные ему расспросы. Да и причину чудную придумал, причину, из-за которой ему неожиданно понадобилась Русалка и все остальные. Именно новый проект – вот из-за чего он начал разыскивать всех тех, о которых не вспоминал несколько лет. Ведь они были такой отличной командой.

Самое забавное, что в команду их сбил не он, а именно Русалка, когда появилась. Вот был у нее такой талант – заставлять людей желать сделать что-то вместе. И у них отлично получилось. До того, как появилась у них в офисе Русалка, они были просто вяло работающим коллективом, каждый член которого пытался тянуть одеяло в свою сторону.

Русалка пришла на место барышни, которая ушла в декрет. Он работал с той барышней в одном отделе и очень устал от всего, что связано у барышень с беременностью. Он очень сочувствовал мужу сотрудницы и представлял, как его достало все эти постоянный токсикозы, постоянная смена настроения и постоянные напоминания об «интересном положении». Когда, наконец, она отчалила домой в декрет, он слезно просил начальство найти ей на замену нормального мужика. Но появилась Русалка.

Первое, что она сделала, когда вошла – это широко улыбнулась, так, как будто увидела строго знакомого.

– Привет, я Русалка, – вместо приветствия сказала она.

– А имя у тебя есть? – мрачно ответил он. Настроение при виде высоченной барышни испортилось мгновенно – он же просил мужика. Мужика, а не очередную фифу, пусть даже не женского роста и с неженским размером ноги.

– Зачем людям знать имена русалок? – хмыкнула в ответ она – Не дай бог, когда будут тонуть, начнут звать, просить о помощи, а нам придется спасать. Мороки не оберешься. А как тебя зовут?

Он назвался. Полным именем. Сразу по-батюшке, чтобы поставить наглую девицу на место. Та погрустнела.

– Извини, – сказала она, – я не знала, что тебе так много лет.

– Почему много? – оторопел он

– Потому что, только позапрошлое поколение любит называться по отчеству. Вот, дедушка мой, к примеру. Ладно, Дед, ты главное, не огорчайся – все у нас с тобой получится. Сработаемся.

Так и стал он Дедом. А остальные Толики, Коляны, Димоны стали Блондином, Капитаном, Казановой. Они начали не просто вынужденно общаться по работе, а именно дружить. Собираться вместе на выходных, днях рождениях…

Кстати, о днях рождениях. Вчера был день рождения Димки Казановы, как тогда, десять лет назад, когда Русалка осталась у него… Это что, в честь юбилея их случайной близости она приснилась? Чушь какая… Хотя…

Ему стало легко от наступившей ясности. Десять лет назад переспал с девушкой, жизнь идет по кругу – вот она и приснилась. Все ясно-понятно, можно выбросить ее из головы и ехать заниматься своими делами.

Но выбросить из головы не получалось. Разговор с Димоном разворошил, казалось бы, прочно забытые воспоминания. Как тогда было классно!

В тот момент, когда она появилась, его престижная работа казалось ему омерзительной. В это рекламное агентство его устроили по блату родственники и он пару лет назад тянул работу не без удовольствия. Особое удовольствие вызывала зарплата. Но и все. Потом его начало тошнить от того продукта, который они создавали.

Реклама, которую они креативили, была дебильная. Так ему казалось. Его удивляло, что кто-то вообще смотрел это говно, да еще и платил за это деньги. Он знал, что был создан для большего. Ему хотелось заниматься чем-то более серьезным и вечным – писать книги, сценарии. А ему приходилось выдумывать ролики, от просмотра которых сводило челюсти от отвращения. Он уже собирался уходить, как тут появилась Русалка.

Она пришла как раз в эпоху, когда он мучился над очередным дебильным роликом дебильного стирального порошка.

– Вот тебе ТЗ, думай, – кинул он наглой девице, ворвавшейся в его кабинет.

Она думала недолго.

– Все очень просто. В кадре улыбающаяся женщина говорит: «Мой муж – маньяк-убийца. Каждый вечер он приходит с работы ужасно грязный. Я не огорчаюсь! Мой порошок отмоет любую кровь. Я могу спать спокойно. Даже – если мой муж – маньяк-убийца!» И окровавленный топор на прикроватной тумбочке.

Он не выдержал и захохотал. На шум заглянул Димон и спросил, чем вызван смех. Через минуту хохотали оба. Подтянулись другие члены коллективы и начали с удовольствием набрасывать варианты – как приходит маньяк с работы, а жена его ласково целует, как он встает по будильнику и одевает белоснежную футболочку.

Когда веселье немного утихло, он вспомнил, что он все-таки начальник и руководитель проекта. и отправил всех по рабочим местам. А Русалка попросила, показать ей предыдущие ролики, которые выпускала фирма.

Где-то час она изучала материал, а потом совершенно серьезным тоном сообщила:

– Не хочу тебя огорчать, но это все ужасное дерьмо.

– Я знаю, – не стал спорить он, – но это покупают.

– Покупают, потому что нормального не видели, – фыркнула она. – Надо их удивить.

Вечером с работы никто не ушел. Все засиделись допоздна, устроив сумасшедший мозговой штурм. Там мелькали и серийные убийцы, и расхитители гробниц, и мумии в белоснежных одеждах. Под конец выдали совершенно сумасшедший сценарий.

Через некоторое время заказчику предоставили такой ролик, что тот почти плакал от восхищения. И сделал новый заказ.

– Слушай, ты меня просто спасла, – сказал он потом Русалке, когда они завалились всей командой в какой-то паб отмечать.

– В первый раз, что ли, – фыркнула она. – Миссия у меня такая – спасать утопающих.

На этот раз ее слова не вызвали раздражений, скорее, наоборот. Вот такой креатив у девицы – хочет считать себя Русалкой, пусть считает. Ей теперь все можно. Тем более, когда он узнал, что она долго и серьезно занималась плаваньем, все вопросы отпали сами собой.

– Тренер за мной неделю бегал, так ему мой рост понравился. Когда мне сказали, что будут летом бесплатно возить к морю – я сдалась. Чемпионкой не стала, зато отрастила себе плечи и ласты, – рассказывала Русалка.

Ее полюбили все – как классного друга, с которым можно много чего начудить и вытворить, который всегда помнит, когда у кого день рождения и как зовут любимую собаку. Благодаря ей из так себе коллектива получилась крепкая сплоченная команда единомышленников.

А она полюбила его. Он это понял, по участившимся звонкам без повода и по поводу, по румянцу и счастливой улыбке при встрече, по желанию, всегда оказаться рядом. Понял и слегка огорчился. Он точно знал, что она не та девушка, которая ему нужна. Такая как она может быть для него лишь другом, но никак не возлюбленной.

Но огорчался он недолго. Ее любовь была ненавязчивой, приятной и ничем ему не грозила. Скорее наоборот – пока она была рядом с ним – его отдел процветал. Креатив лился рекой, заказчики стояли в очередь, зарплату существенно повысили.

И вот на таком взлете он встретил ее – свою будущую жену. На очередном корпоративном отмечалове к нему подошло несколько людей поздравить с весьма качественной работой.

– У вас очень хорошие сценарии. Неожиданные, запоминающиеся. Вы никогда не задумывались о том, чтобы писать сценарии к фильмам, сериалам?

Он подтвердил, что очень даже задумывался. Это, можно сказать, его мечта.

Его пригласили выпить кофе в более уютной обстановке на следующий день и там он встретил ее – хрупкую изящную шатенку, которая на поверку оказалась подающим надежды сценаристом, работающим в этой фирме.

– Вы не хотите попробовать поработать в паре? – спросили его. – Понимаем, что у вас не совсем тот профиль, поэтому и предлагаем вам напарника.

Даже если бы он не мечтал никогда о такой работе, он бы тут же согласился из-за напарника. Это был абсолютно его типаж, та женщина, о которой он мечтал, хотел и желал видеть рядом с собой. К тому же она была неглупа, работала в такой сфере, в которой он всегда хотел работать и вообще – кажется, у него наступил период удачи.

Он согласился и начал делить работу. С прежней не увольнялся, поскольку не был уверен, возьмут ли его на постоянной основе. К тому же на прежней был коллектив, который помогал генерировать классные идеи.

– Есть проблема. Герой пытается оправдаться перед своей девушкой, а она ему не верит. Что ему нужно сделать, чтобы она поверила?

– Разбежаться спрыгнуть со скалы! – пропела Русалка и спросила. – Для чего тебе?

– Книгу пишу, – коротко отвечал он и думал, что со скалы прыгать – нет, а вот с высоченного парапета – самое то, что надо.

– Дашь почитать? – насмешливо спрашивала подруга. – С автографом, желательно. Я ее на полочку поставлю.

У него все шло, как надо. К тому же работа весьма благоприятствовала ухаживаниям. Все получилось, как надо – сценарий был написан, а красавица сценаристка сдалась на милость победителя. Ему предложили работу на постоянной основе, и он объявил друзьям-коллегам, что скоро покинет их.

Это было на дне рождения все того же Димона. Все были достаточно пьяны к тому времени и не восприняли новость, как должно. Все, кроме Русалки. Она поверила сразу и после, когда он провожал ее домой, затащила его к себе на ночь любви. А через пару недель он ушел на новую работу.

И было это десять лет назад. Он не вспоминал особо ни о ком до прошлой ночи.

Когда ему приснилась Русалка.

Какого черта! Ведь она ему никто и всегда была лишь «соратником по борьбе», как она себя всегда называла. Они здорово и продуктивно вместе работали. Точно во всем виноват секс! Вернее, его отсутствие. Надо срочно звонить Лапочке, не дожидаясь вечера.

Любовницы у него появились давно, когда семейная жизнь плавно перетекла в состояние скучной стабильности. Нет, он любил свою жену, но душа, а, главное молодое здоровое тело требовали хорошей разрядки. И изыском, с экзотикой, с налетом греха. Жена этого дать не могла – ее мысли слишком были заняты другим. Поэтому, чтобы сохранить брак, ему нужно было найти «хороший левак».

И он его нашел. Сначала просто шалил с молоденькими сотрудницами, которые приходили на стажировку и жаждали завести более близкие знакомства с бывалыми сотрудниками. Потом просто пару незначительных романов, которые испортились сразу, как только любовницы заговорили о переходе в статус жены. А потом, по наводке друзей, он нашел пару замечательных женщин, которые никогда не лезли в его личную жизнь, и всегда были его рады видеть за соответствующее награждение.

Это были не проститутки. Он их воспринимал, скорее, как элитных массажисток, которые имеют элитный ограниченный круг клиентов, обеспечивая удовольствие и конфиденциальность. Такие отношения его полностью устроили. У каждого современного человека должен быть семейный врач, семейный стоматолог и опытная личная массажистка.

Лапочка – одна из таких барышень, профессионал высокого класса и он давненько у нее не был. Все дела, дела, новый проект, чтоб его, к которому он не знал, как подступить. Все что ни начинал – все выглядело дерьмово. Не хватает ему хорошей команды.

Стоп! Команда! Она у него есть! Теперь он понял, почему ему приснилась Русалка. Это был знак для него, напоминание, что есть люди, с которыми он может горы свернуть!

Он без колебаний схватил телефон. Хорошо, что работа приучила его сохранять абсолютно все контакты людей, с которыми он хоть раз в жизни пересекался. Русалка взяла трубку после третьего гудка.

– Когда похороны? – встревоженно спросила она вместо приветствия.

– В смысле? – оторопел он.

– Ты мне позвонил, не прошло и столетия. Вот я и спрашиваю – что где сдохло? – и расхохоталась. Он тоже засмеялся и сразу успокоился. Она не изменилась, не стала чужой и незнакомой, а все так же сыпет неожиданными фразами, как в старые добрые времена, когда они дружили.

– Я хотел спросить – ты где? В городе? – спросил он.

– Я, определенно, в городе, – ответила она. – А тебе какой город нужен?

– Ну, наверное, тот, в котором я могу с тобой встретиться, – включился в игру он.

– Жужуй! – тут же ответила она.

– Это под Киевом? – не понял он.

– Это в Аргентине. Сан-Сальвадор-де-Жужуй.

– Ты в Аргентине?

– Нет, но я могла бы поехать туда, чтобы увидеть этот прекрасный город и, заодно, встретиться с тобой.

– А ближе ничего нет?

– Фу, какой ты неподъемный. – огорчилась Русалка. – Ладно давай через час в Сан-Паоло.

– Это Бразилия?

– Это ресторан. Я сейчас еду туда на встречу, можешь подойти через час, если тебя устроит.

Его устроило. Жизнь завершила непонятный ему зигзаг и возвращалась в привычное русло. Он позвонил по работе, позвонил Лапочке, назначил встречу на вечер, позвонил жене, сказав, что сегодня задержится. Она ответила обычным равнодушным «поняла». Он положил трубку и двинулся на встречу.

Русалка, действительно, ждала его в пафосном ресторане, который был в это время дня еще пустым и просматривала какие-то бумаги. Перед ней стоял большой бокал с каким-то соком.

– Привет, – сказал он, подходя к столику. Она подняла голову.

– Здравствуйте, Дедушка, хорошо выглядите для своего возраста. Как здоровье?

– Здоровье в норме. Нервишки пошаливают.

–Плохо. От нервишек все болезни. Кто ж вас расстраивает?

– Работа, все она проклятущая, – пробормотал он, усаживаясь за столик и жадно рассматривая старую боевую подругу.

Она не изменилась. Вот почти ни чуточки. Все те же длинные лохмы пшеничного цвета, все те же веснушки. Ну, может быть, фигура стала чуть более женственной – так это нормально. Вон его ровесницы за последнее десятилетие так изменились, что почти не узнать, многие превратились в настоящих теток. Даже его жена – такая тонкая и изящная в год их знакомства – теперь ощутимо набрала лишнего веса и растеряла всю былую изящность. Но в этом виноваты не столько годы, сколько гормоны.

– Так чему обязана счастью лицезреть тебя, спустя столько лет? – прервала его молчаливое разглядывание Русалка.

– Есть проект – и он пустился в пространные рассуждения о том, какая интересная задача перед ним стоит и как будет здорово всем вместе ее решить.

– Действительно интересно. И сколько миллионов денег за это получит каждый из нас.

Он замялся. В бюджет никто не закладывал действия целой команды. Ему придется либо клянчить и убеждать заказчиков раскошелиться еще, или делиться своими деньгами. Он мысленно решился на последнее.

– Не обижу.

– Понятно, – хмыкнула Русалка, – ты очередной раз тонешь и тебе срочно требуется операция по твоему спасению.

– Почему – «тону», – пробормотал он, – просто интересный проект и я решил вспомнить былые времена, как нем всем здорово работалось вместе.

– Потому что я хорошо знала тебя раньше и еще больше узнала за последние годы, пока тебя не видела, – ухмыльнулась Русалка. – Ты не склонен к сантиментам. Тебе было суперски все эти годы, и ты даже не позвонил никому из наших, чтоб поздравить с днем рождения.

– Мы виделись на просторах фейсбука, – быстро ответил он. – Соцсети для того и придумали, чтобы упростить общение.

– Что-то я не видела тебя на своей странице фейсбука. Неужели – подглядывал тайком?

Он скривился. Ее прямота всегда раздражала его. Попробуй изъясняться намеками, когда тебе задают настолько прямые вопросы.

– Мне показалось, что тебе будет неприятно со мной общаться, – пробормотал он, – поэтому я и не лез к тебе в друзья.

– Ты имеешь в виду, что я была в тебя влюблена до одури и сильно переживала, когда ты выбрал другую? – широко улыбнулась подруга.

Ну вот, опять! Ну как общаться нормально, когда тебе закрывают малейшие пути к вежливому отступлению?

– Именно это я и имею в виду, – выдавил из себя он. – Я по себе знаю, как больно пережить отвергнутую любовь и не хотел тебе делать больно. Мы же, все-таки, были друзьями.

– Согласна, первые пару лет было больно. Но потом все закончилось – мог бы и позвонить. Ты же, надеюсь, не думал, что все эти годы я, как героиня девичьего романа, буду продолжать тебя любить?

Он опять скривился. Честно говоря, он вообще о ней не думал. У него была новая жизнь, новый круг общения и старый круг друзей благополучно выпал у него из памяти. Он вообще, с детства отличался благословенно особенностью быстро забывать людей и события. Но слова, что она его больше не любит, как-то неприятно ковырнули его сердце. Он понял, что все это время даже не сомневался, что Русалка продолжает его любить. Ну любят же женщины своих возлюбленных, даже если не видят годами.

– Нет, не думал, – наконец-то выдавил он. Она на внимательно посмотрела на него.

– Понятно. Ты вообще обо мне не думал, – повторила она его мысли. – Как, впрочем, и обо всех нас.

– Вы тоже меня не вспоминали, – почему-то начал спорить он.

И тут она расхохоталась. Заливисто, громко, откинув по птичьи назад голову. Так, как умела лишь она. Он не выдержал и тоже засмеялся, не понимая, правда, чему именно она смеется.

– Чему ты смеешься? – сквозь смех спросил он.

– А ты? – так же, как и он, сквозь смех, выдавила она.

– Ты смеешься – и я смеюсь.

– Я смеюсь, потому что ты совершенно не изменился. Такой же напыщенный обидчивый индюк, как и был.

Он попытался обидеться на «индюка», но не получилось.

– На себя посмотри, дылда.

– Я дылда, а ты индюк!

– Слушай, – сказал он, отсмеявшись. – Давай, обсудим серьезно. Этот проект, который мне предложили, очень интересный. Но сложный. Вам всегда были интересны такие. Почему бы, все-таки, как в старые добрые времена не собраться и не поработать вместе?

Она пожала плечами.

– Во-первых, у меня сейчас нет на это времени – у меня собственной работы выше крыши. А во-вторых – Русалка может спасти разок утопающего, может даже дважды, если спасаемый – недотепа. Я спасала трижды. Этого достаточно.

– Дважды, – упрямо повторил он. – Ты спасала меня дважды. Первый раз, когда только пришла на работу, второй – через год, когда нам задвинули тот безнадежный случай, от которого отказались все остальные.

Она взяла стакан с соком и с интересом посмотрела сквозь оранжевую жидкость на него.

– Раньше я удивлялась и думала, что ты притворяешься. Но потом, когда я тебя хорошенько узнала, я поняла, что ты действительно отличаешься невероятной рассеянностью и плохой памятью на лица и людей.

– Что ты имеешь в виду? – не понял он.

Она пожала плечами, отпила сок и поставила стакан на стол.

– Ты плохо плаваешь, – утвердительно сказала она.

– Отвратительно, – не стал спорить он. – Я много раз об этом говорил.

– И однажды ты тонул, как ты мне рассказывал.

– Ну да. Дело было в Крыму.

– И тебя спасли.

– Да.

– А кто тебя спас?

– Девушка одна. – он так и не понял, к чему весь этот разговор.

– Девушка, на которой за спасение себя ты обещал жениться, а она отказалась.

– Откуда ты знаешь, – невольно воскликнул он и неожиданно вспомнил все.

 

Они поехали в Крым с друзьями. Веселая компания вчерашних студентов, которые приехали на жаркий полуостров с намерением хорошенько оторваться. Сняли домик у какой-то старушенции, отдав огромную долю взятой наличности, накупили всякой вкуснятины и вина, потратив оставшуюся часть наличности и начали оттягиваться. Валялись на пляже, вечером орали песни под гитару, пили вино и балдели от свободы, молодости и друг друга.

В компании было пару девчонок, которых пригласили с собой, чтобы разбавить холостяцкое большинство и добавить романтики. В одну из таких девчонок он был влюблен и рассчитывал, что двухнедельное пребывание в такой романтической обстановке существенно сблизит их, переведя отношения из дружеских в более интимные. Море, солнце и вино должны были быть этому порукой.

Как оказалось, это сработало, только не с ним. Однажды, обнаружив, что его пассия куда-то исчезла с пляжа, пошел ее искать. Забрел в дальний угол пляжа, и за одной из скал, обнаружил ее в объятиях своего друга. Парочка была слишком занята друг другом и не обнаружила остолбенело глазевшего на них свидетеля.

А свидетель развернулся и побрел куда глаза глядят. Глаза глядели в море. Его не очень хорошо было видно за появившейся соленой влагой. Влагу нужно было срочно смыть и смешать с соленой водой моря – не хватало еще, чтобы кто-то из компании подумал, что он страдает и плачет. Поэтому он вошел в море, шел, пока мог идти, а когда дно под ногами закончилось – он поплыл.

Куда он плыл – он не думал, потому что перед мысленным взором была парочка, страстно занимавшаяся тем, о чем он сам мечтал эти последние дни. Правда ему там места не было. Во он и плыл куда-то, размашисто вскидывая руки и загребая ими податливую соленую воду.

А потом он устал плыть и оглянулся. И слегка офанарел от того, как далеко его занесло. Нет, он не уплыл в дальние турецкие дали – берег был справа от него и был достаточно близко. Но это были не привычные пологие пляжи – прямо перед ним возвышалась стена скал, о которые разбивалась вода.

 Надо было срочно поворачивать назад, что он и попытался сделать. Но в этот момент он понял, почему ему так хорошо и быстро плывется – ему, никогда не умевшему толком плавать. Его подхватило какое-то течение и волокло на крутые скалы.

Он запаниковал и начал разворачиваться, пытаясь отгрести подальше от опасного места, но быстро понял, что все его усилия безнадежны. Его продолжало нести. Он по-настоящему испугался, начал колотить руками и почувствовал, что ему не хватает воздуха. Пару раз он уходил под воду с головой и потом каким-то чудом опять оказывался на поверхности, чтобы хватануть глоток воздуха. Попытался звать на помощь, но сил и, главное, воздуха, на это не хватало. Из груди вырывались лишь какие-то судорожные всхлипы, и тут же туда попадала отвратительная соленая вода.

Он понял, что тонет. И тут кто-то сильно развернул его в воде, дав довольно болезненный пинок под поясницу. Потом чьи-то руки схватили его за уши – тоже болезненно и подняли голову к воздуху. Дышать это было прекрасно, он хватанул воздуха и слегка расслабился. Его поволокли за те же уши куда-то – куда он не видел, но не сопротивлялся этому. Внизу под его телом мощно колотили чьи-то ноги, задавая движение в воде.

А потом он почувствовал, как его задница уперлась в каменистое дно, а голова уютно устроилась между чьими-то коленками. Над ним склонилось женское лицо.

– Может, наконец, встанешь? – спросила его спасительница. – Или тебя дальше тащить на руках?

– Я сам, –  сказал он и попытался сесть. Задница тут-же больно оцарапалась о камни, на которых он сидел. Голова закружилась, и он закашлялся.

– Может искусственное дыхание сделать? – так насмешливо спросила спасшая его девица. – Рот в рот?

– Это было бы неплохо, – пробормотал он, пытаясь спасти лицо в жалких потугах юмора.

К его удивлению неожиданно наклонилась и губами накрыла его губы. Он даже подумал, что она его целует и приготовился отвечать на поцелуй, как она задула в его легкие мощную струю воздуха. Он отпрянул и закашлялся. Она заливисто заржала, запрокинув по-птичьи голову назад.

– Кажется, спасла, – удовлетворенно сказала она, отсмеявшись и встала, коротко приказав, – пошли.

– Куда?

– На покрывало. Я не собираюсь тут сидеть на камнях.

Она встала, и он увидел, что девица совершенно голая. Не зная, куда глаза девать, он побрел за ней. За большим валуном обнаружилось прибежище девицы в виде туристического коврика, на котором валялись книжка, какая-то тетрадка и пляжная сумка, набитая вещами. Оказывается, девица забиралась в эти скалы, чтобы побыть в одиночестве и покупаться голяка.

– Тут же недалеко есть нудистский пляж, – пробормотал он, глядя, как девица спокойно набрасывает на себя какую-то цветастую ткань.

– Что я там забыла? – фыркнула она. – Смотреть на чужую малопривлекательную плоть и при этом стараться не вырвать утренний завтрак. И чувствовать, как похотливые дебилы пялятся на меня. Я сюда прихожу отдыхать и купаться, а не играть в эти игры. Хочешь яблоко?

Он хотел. И яблоко. И бутер с сыром, которым она его угостила, и холодный зеленый чай. Оказалось, в мире есть так много потрясающих вещей, о которых он даже не подозревал раньше.

– Ты пловчиха? – спросил он, вгрызаясь в сочную мякоть.

– Как ты догадался? – фыркнула она, – неужели по тому факту, что я умею плавать.

– Ты большая, – невольно признался он, – и мускулистая. Я таких видел.

– А, может, я русалка, – улыбнулась она, – и специально подбираю тут заплывших олухов типа тебя.

– Тогда я должен на тебе жениться, – серьезно сообщил он.

Она опять расхохоталась.

– С чего ты взял, что я соглашусь поменять морскую стихию на жизнь с каким-то сухопутным?

– Потому что ты меня спасла и теперь обязана в меня влюбиться, – также серьезно сообщил он и добавил, – по законам жанра.

Она опять расхохоталась, а потом придвинула к его лицу свое и таинственно сообщила:

– Русалки, если влюбляются, утаскивают своих избранников на дно.

– Я там уже был. Есть другие варианты? – жалобно спросил он и она его в ответ поцеловала.

Это был прекрасный поцелуй, приправленный солью, соком яблока и солнцем. И в этот раз он доказал, что, таки умеет целоваться. Поэтому поцелуй длился долго-долго, пока не перерос во что-то более интересное.

Спустя пару часов она вывела его по незаметной тропке из этого царства камней и моря и указала, где находится пляж, с которого он приплыл.

– Еще встретимся? – спросил он на прощание у девушки, – где тебя найти?

Та пожала плечами.

– Я тебя сама найду. Ты же обязан на мне жениться. А русалки никогда своего не упустят. Найдут на любом конце света и заберут.

Он улыбнулся, поцеловав ее на прощение в губы. Для этого ему пришлось немного приподняться на цыпочки – все-таки она была довольно высокой. И пошел к своим, дав себе обещание обязательно разыскать ее на следующий день.

А на следующий день он уже ехал домой, в родной город. По возвращении в компанию он имел грандиозный скандал. Оказывается, они его все искали, обегали все пляжи, сделали заявление в спасательную службу ныряли в поисках его бездыханного тела. Девчонки, в том числе и та, что до этого предавалось любви с его другом, истерили и обвинялись его в эгоизме и бездушии по отношению к друзьям. Он оправдывался, пытался рассказать, как дело было – его не слушал и ему не верили. Тогда он психанул, собрал вещи и поперся на вокзал, чтобы купить билет хоть на какой-нибудь завалящий поезд. Про девушку, спасшую его и подарившую ему жаркую соленую любовь среди скал, он начисто забыл…

 

– Это была ты! – пробормотал он, рассматривая старую подругу с новым жадным интересом, – ты меня специально нашла? Почему не сказала?

– Да прям – нашла! Перевернула всю страну и, наконец-то обнаружила через три года в затрапезном рекламном агентстве! – фыркнула она.

– Как тогда так получилось?

– Как все получается в этом мире, – пожала плечами Русалка. – Мне случайно захотелось поваляться голой в месте, где ты решил храбро утонуть. Потом меня случайно знакомый по блату запихал в агентство, в котором как раз искали нового сотрудника. Если бы не блат – фиг бы меня туда взяли. Случайно – ты оказался там и мне пришлось работать вместе. Случайно – я тебя узнала сразу, а ты меня так и не вспомнил.

– У меня плохая память на лица, – пробормотал он.

– Да знаю уже, – отмахнулась она. – У тебя ее вообще нет.

– Почему ты мне напомнила?

– Я тебе сразу сказала кто я! – широко ухмыльнулась она, – но тебе мои слова оказались по барабану. Ты думаешь я всегда называлась Русалкой?

– Разве нет? – наивно спросил он. Она опять захохотала. Он решил обидеться. – Ладно, я тебя не узнал сразу, но потом, когда мы уже начали дружить, могла бы и сказать. Что за дурацкая тайна.

– У каждой Русалки есть какая-то тайна, которую она прячет от всех.  – Она улыбнулась, смотрела на него какое-то время и, наконец, сказала: – Потом я тебе не признавалась в этом, потому что в тебя влюбилась. Я загадала – когда ты, наконец-то меня полюбишь и мы проведем первую ночь, я тебе скажу, что это на самом деле уже было.

– У нас была ночь, – зачем-то ляпнул он и пожалел об этом.

– Была, – согласилась она, – но ты уже любил другую и мое признание ничего бы не изменило. Помнишь сказку о настоящей Русалочке? Она спасла принца, потом отдала свой голос в обмен на хвост, и была рядом, но не могла признаться в том, что это она его спасла. И это было хорошо.

– Почему?

– Потому что принц, даже узнав о том, что настоящая спасительница перед ним – не полюбил бы ее. Любят не за спасение, а просто так. А так, ты остался жив и это хорошо. В итоге, ты нашел свое счастье, женился, родил детей.

– Не родил, – буркнул он. Она отмахнулась.

– Ну, еще родишь.

– С этим все сложно, – вздохнул он. – У жены проблемы по этой части, мы лечимся, пробовали ЭКО, но все пока без толку.

– Какая проблема – усыновите чужого, – легкомысленно ответила она. Он обиделся. Ему до чертиков надоели подобные советы, чтобы он еще выслушивал от нее.

– Я не собираюсь воспитывать чужого. Я хочу своего! Свою кровь! А непонятное что-то. Чтоб он всю жизнь знал, что я ему неродной

Она посмотрела на него с жалостью:

– Бедняга, ты что не знаешь, что родной будет тот, который будет рядом и приложит все усилия, чтобы ты стал счастливым.

– Тебе хорошо говорить, – буркнул он. – У тебя же есть собственный ребенок! Сын?

– Сын.

– А муж кто?

– Муж у меня замечательный, – тепло улыбнулась она. Ему почему-то болезненно не понравилась ее улыбка. Так когда-то она улыбалась лишь ему. Он пожалел, что пришел на эту встречу.

– Что, ты его тоже когда-то спасла? – с какой-то детской ревностью спросил он.

– Нет, – она продолжала также тепло улыбаться. – После тебя я решила больше никого не спасать. И тогда появился он и спас меня.

– От кого?

– От меня самой!

Он ничего не понял, что она ему хотела сказать. Он уже хотел сбежать подальше от этих воспоминаний и от этой женщины, которая больше не улыбалась ему так, как прежде. Все-таки правду говорят, что невозможно, сделав виток по жизни, прийти туда, откуда все начиналось и застать там все таким же, как прежде.

– А сыну сколько? – спросил он, поднимаясь. Нужно было заканчивать этот трижды ненужный разговор.

– Сегодня День Рождения.

– Поздравляю.

– Спасибо!

Он неловко распрощался и ушел.

Дальше день не задался еще больше. На работе поссорился с коллегами, получил втык от начальства. Приехав домой, и увидев, вопрос в глазах жены, вспомнил, что назначал встречу Лапочке и должен был вернуться поздно. Пришлось врать что-то на скорую руку. Засиделся за телевизором допоздна, оттягивая момент, когда придется лечь в постель и закрыть глаза. Он очень боялся, что опять увидит хохочущую голую Русалку на камнях и опять ощутит тоску от чего-то, что было, но почему-то ушло. Ушло навсегда.

 

Русалка вернулась домой, чуть пораньше и застала сына за письменным столом. Сын, по своему обыкновению, что-то увлеченно рисовал.

– Где папа?

– Вышел за пирожными, сказал, что ты звонила и говорила о каком-то празднике. У нас праздник?

– Конечно. Сегодня твой День Рождения! Поздравляю! – и положила перед сыном коробку в праздничной упаковке.

Сын недоверчиво вытаращился на нее.

– Мам, ты че? Мой день рождения был весной.

– А ты разве не знаешь, что у русалок считается днем рождения тот день, когда ребенок появился в животе, а не в пеленках.

– В смысле – сегодня день, когда меня зачали? – уточнил образованный ребенок. – И сколько мне?

– Посчитай, ты же знаешь, сколько вынашивают детей.

– Десять. Здорово. Здорово иметь два дня рождения в году – в два раза больше подарков. А папа знает?

– Уже знает, раз пошел за пирожными и подарками, – ухмыльнулась Русалка и потрепала любимое чадо за пшеничный вихор. – Разворачивай.

Пока сын разворачивал коробку, она смотрела на него и загадочная улыбка играла на ее губах.

Русалки, конечно, спасают иногда тонущих.

Но за спасение берут очень большую плату.

Русалки никогда своего не упустят.

Берут – и никому не отдают.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X