Рай на ощупь (отрывок)

23 ноября 2013 г. Суббота, утро. Начало

Чуть обтершись мягким полотенцем, Вера несколько минут созерцала свое отражение в большом зеркале. Ей доставляло удовольствие разглядывать свое тело со всех сторон, касаться его, соблазнительно драпировать полотенцем и представлять себя обнаженной моделью, позирующей для художника или фотографа. Иногда во время таких созерцательных медитаций у нее рождались страстные эротические фантазии, некоторые из них они с мужем воплощали прямо в ванной комнате.

С недавних пор пару увлекали импровизации на тему «прекрасная натурщица». События в ней могли развиваться по-разному, в зависимости от настроения «соавторов сценария». Иногда героем-художником мог быть аскет Боттичелли, иногда – скованный условностями Дали, любвеобильный Ренуар или совершенно раскрепощенный Уорхол. Но при любой завязке и любых персонажах финал был один и тот же – страстный и вдохновляющий секс.

 

23 ноября 2013 г. Суббота, утро. Продолжение

Удобно устроившись на диване в белом халате с монограммой, Юрий лениво скользил взглядом по ленте новостей на Facebook. Рядом на изящном антикварном столике красовались круассаны, кофе и графин со свежим грейпфрутовым соком.

Неторопливые завтраки по выходным приносили удовольствие обоим супругам. Как правило, сервировал их Юрий, не особо заботясь о разнообразии. Предвкушая приятную горечь еще дымящегося кофе арабика, он нетерпеливо поглядывал в направлении Ванной комнаты, где жена неспешно завершала свой утренний ритуал. Привыкший к военной дисциплине, мужчина снисходительно относился к ее маленькой слабости находиться в ванной дольше необходимого, если говорить о практической стороне вопроса.

Специфика службы Юрия требовала от него знаний в области психологии, позволяющих анализировать поступки, определять истинные мотивы людей, поэтому он вполне понимал природу Вериной слабости. До замужества его жена была «пышкой» с книжкой. Единственную дочку и внучку, умницу и отличницу в семье так или иначе баловали, вместе с любимыми тортиками потчуя девочку тезисом о том, что истинная красота человека в душé, а не перед зеркалом в дýше. Этот постулат казался бесспорным, но в голове взрослеющей Веры со временем поселились сомнения в собственной привлекательности, которые она упорно пыталась вытеснять объемом прилежно накапливаемых знаний.

В студенческие годы Вера была хорошим организатором, поэтому среди друзей и сокурсников пользовалась репутацией успешной, уверенной в себе девушки, свободной от комплексов по поводу внешности. Такое же впечатление она произвела и на будущего мужа в день их знакомства пять лет назад. Только во время первой интимной близости Юрию стало ясно, что Вера на самом деле отчаянно стесняется своего пышного тела. А сейчас, когда семнадцать килограмм были ликвидированы путем регулярных тренировок, стройное подтянутое тело девушки доставляло удовольствие не только мужу, но и ей самой.

– А что, шампанское не предлагается? – Вера лучезарно улыбалась, подходя к дивану. И как ей удается так бесшумно передвигаться по квартире?

– Ты же собиралась ехать в офис, – улыбнулся муж в ответ.

– Ну, пятьдесят грамм никому не помешают. Тем более в такую погоду.

За окном лил унылый ноябрьский дождь, не прекращающийся со вчерашнего вечера. И выходить из дома совершенно не хотелось.

– Ну, если вы настаиваете, мисс, – Юрий попытался приподняться, но Вера ласково положила ему руки на плечи.

Она стояла рядом, с распущенными волосами, такая чувственная и горячая после ванной. Юрий нежно обнял ее. Еще секунда – и властным движением он усадил Веру к себе на колени. Едва державшийся пояс шелкового халата развязался, призывно распахнув полы. Юрий положил руку на обнажившуюся грудь, нежно сжал двумя пальцами сосок и поцеловал супругу в губы с такой страстью, будто они встретились после долгой разлуки. Вера пылко ответила на поцелуй, и на несколько головокружительно чувственных минут мир вокруг них перестал существовать. Когда супруги смогли наконец оторваться друг от друга, Юрий нежно посмотрел в глаза Веры, которая все еще трепетала от поцелуев.

– Может, останешься дома?

– Юрочка, мне обязательно надо ехать, но я постараюсь поскорей освободиться.

– Если я не ошибаюсь, то же самое ты говорила в прошлую субботу, а вернулась после девяти вечера. Знаешь, давай-ка я куплю билеты в кино, тогда, хочешь-не хочешь, у тебя будет дедлайн до шести. Но если ты, жена моя, опять опоздаешь, берегись! – Юрий попытался придать лицу выражение, но его смеющиеся глаза предательски разрушали драматическую целостность образа.

– Отлично! – поцеловав супруга, девушка перебралась в соседнее кресло. – Давай посмотрим что-нибудь научно-фантастическое типа «Чужого». А то к вечеру от всей этой аналитики я сатанею.

– Ты полюбила фантастику?

– Я полюбила тебя, и, кажется, это серьезно.

– В таком случае кино отменяется. Как хороший муж я приглашаю тебя сегодня вечером в ресторан, а потом дома посмотрим какую-нибудь двадцать пятую «Эммануэль».

– Вчерашняя серия тоже была неплохая, – Вера выразительно посмотрела на мужа.

– Тогда посмотрим ее снова, ты же знаешь, я только «за», – поддержал Юра тон жены. И театрально добавил:

– Я исполню все желания, которые только смогу прочесть в ваших глазах.

– Тогда наливай! – Вера весело взмахнула рукой в сторону графина с соком.

– Бах! Пшшш, – мужчина попытался сымитировать звук откупориваемого шампанского, и оба весело рассмеялись.

 

23 ноября 2013 г. Суббота, утро. Завершение

Вера вышла из дома в прекрасном расположении духа. Даже дождь прекратился, хотя низкие тучи, наколотые на шпили высоток, обещали его возвращение. Впрочем, ветер был таким сильным, что мог и разогнать их к середине дня. Аккуратно перешагивая через небольшие лужицы и виртуозно лавируя между чужими машинами, девушка добралась до своей.

В новобуржуазном доме в центре Москвы, похоже, она единственная была «рабочей лошадкой», вынужденной тратить субботу не на шопинг, пилинг, таннинг и другие женские развлечения, а на сосредоточенное сидение за компьютером.

Выезжая со двора, девушка повернула зеркало заднего вида таким образом, чтобы стали видны окна их квартиры. Юрий внимательно наблюдал за ее маневрами, говоря с кем-то по телефону. «Волнуется», – улыбнулась Вера. Она действительно пару раз цепляла плотно припаркованные машины во дворе, и мужу приходилось вести дипломатические переговоры с их владельцами. В этом искусстве он был асом. Впрочем, Юрию удавалось все, за что он брался. Будучи перфекционисткой, девушка не переставала радоваться тому, что мужчина, за которого она пять лет назад вышла замуж, соответствовал ее мировоззрению.

Поздним утром машин на дороге было непривычно мало. И чтобы выиграть хоть несколько минут, девушка решила проехать второстепенными улицами, которые в рабочие дни часто превращаются в многоквартальную автомобильную пробку.

«Быстрее доеду, быстрее все сделаю и быстрее уеду. Даже на тренировку постараюсь успеть после офиса. Или лучше завтра? … Ух ты, а вот этому парню спортзал точно не нужен, ничего себе тренировочка!» – подумала Вера, глядя на мужчину в каске, который балансировал на монтажной лестнице, пытаясь закрепить какой-то рекламный плакат на высоком билборде. Сильные порывы ветра безжалостно трепали лестницу, и смельчаку было нелегко даже просто держать равновесие, не говоря уже о том, чтобы делать свою работу. В очередной раз ветер так качнул всю конструкцию, что монтажнику пришлось обеими руками схватиться за раму билборда, чтобы не упасть.

Выпущенный им плакат полетел прямо на «тойоту». Огромный мокрый лист прилип к лобовому стеклу, полностью перекрыв обзор дороги. Резко затормозив, девушка успела заметить, что сзади машин нет. Только немного придя в себя, она обратила внимание на «виновника» аварийной ситуации. Через лобовое стекло на Веру с плаката смотрел улыбающийся президент России. Подтянутый, уверенный в себе, даже близкий, если учесть то небольшое расстояние, которое их разделяло.

«Черт, как же его убрать?» – первая мысль, которая пришла девушке в голову, тут же вызвала ироничную улыбку. Хорошенькое дело – «убрать» президента!

Вера осторожно задним ходом припарковалась к обочине, решительно открыла дверь и оторопела: машина стояла в огромной луже. Видимо, забилась ливневка. Что же делать? А, конечно, есть же дворники!

Водитель потянула вниз нужный рычажок, и щетки послушно задвигались под плакатом, не в силах сдвинуть его ни на сантиметр. Прилипший к стеклу лист был тяжелым и скользким – «дворники» безрезультатно дергались под ним, а Президент, глядя на эти тщетные конвульсии, продолжал самоуверенно улыбаться.

«Вот и помог бы девушке!» – сердито буркнула Вера. Стало ясно, что выходить из создавшегося положения придется собственными силами. Открыв дверцу, она встала на порожек салона и высунулась во весь рост, одной рукой держась за руль, а другой пытаясь дотянуться до плаката. Этот акробатический этюд потребовал полной концентрации, и девушка не заметила черный «гелендваген», мчащийся сзади. «Гелик» поравнялся с «тойотой» Веры в тот самый момент, когда ей, наконец, удалось ухватить край плаката и потянуть его на себя, предвкушая скорое освобождение.

Но грязный холодный душ остудил ее так, как может остудить только… грязный холодный душ. Окатив Веру водой из лужи, внедорожник, понесся дальше.

Грязные струи стекали по лицу и волосам и превратили ее любимое кашемировое пальто песочного цвета в леопардовое! Вспыхнув от гнева, Вера выпалила вдогонку автохаму всю нецензурную лексику, которая только хранилась в ее подсознании. И даже удивилась своему богатому словарному запасу.

Пальто было уже не спасти. Девушка плюхнулась на грязное сиденье и готова была расплакаться от обиды, но ей вспомнился старый сюжет из «Ералаша» про стоящего в луже пионера, и в который раз за это хмурое утро Вера улыбнулась. А потом набрала номер ассистентки:

– Инна, я задерживаюсь, начинайте без меня.

 

23 ноября 2013 г. Суббота, день. Начало

Музыка звучала так тихо, что Вера не сразу поняла, откуда идет звук. И очень удивилась, определив его источник. «Killing me softly with his song», – чувственно умоляла кого-то Арета Франклин из Ванной. Вот оно что! Оказывается, ее мужественный Юра позволяет себе расслабиться в отсутствие жены. После пяти лет брака Вере все еще нравилось открывать в муже новые черты, так что она даже обрадовалась непредвиденному возвращению.

Тихонько пристроив на вешалку испорченное пальто, девушка направилась в сторону манящей мелодии. Раздеваясь на ходу, она представила, как удивится и обрадуется муж, когда увидит ее в кружевном белье. Потом, плавно двигаясь под музыку, она снимет с себя и его, потом залезет к Юре в горячую ванну, чтобы согреться, а потом…

Юбка послушно соскользнула, а вот последняя пуговица на блузке упорно не хотела покидать петельку, заставив Веру замешкаться перед Ванной Комнатой. Одной рукой она пыталась высвободить упрямицу, а другой уже взялась за ручку двери, и в этот момент…

Тихий женский стон ударил как выстрел, как взрыв, как гром среди ясного неба. Поверить в это было невозможно, но стон повторился еще и еще раз. Вера постаралась глубоко вдохнуть, превозмогая спазм, ржавым обручем сдавивший грудь. Превозмогая оцепенение, она потянула на себя дверь и увидела в приоткрывшуюся щель банальную сцену из второразрядного эротического фильма. В ее джакузи были двое. Женщина сидела спиной к мужчине и стонала от страсти, когда он ласкал ее грудь и целовал шею. Лицо дамочки было наполовину скрыто волосами, но оно Веру не особенно интересовало. Главное, что мужчиной в этой паре несомненно был ЕЕ МУЖ! Смотреть на это было невыносимо, и Вера неслышно закрыла дверь.

Как сомнамбула, ничего не видя вокруг, она прошла несколько шагов и остановилась. Тугой, насыщенный делами, радостями и удовольствиям поток событий, которым только что была ее жизнь, вдруг застыл кошмарным сюрреалистичным стоп-кадром. Пропасть перед глазами и туманная пустота вокруг… Прошло несколько секунд или минут куда-то исчезнувшего времени, и постепенно из этого мутного тумана стали проступать разбросанные по комнате чужие женские вещи. Платье и скомканный кружевной пояс с чулками валялись на полу, а черный бюстгальтер отвратительной кляксой Роршаха[I] выделялся на кремовом кресле, в котором она так уютно и беззаботно завтракала всего час назад.

Зажав рот рукой, чтобы заглушить рыдания, Вера метнулась к балкону. Шелковая блузка не особо защищала от холода, и тело прошиб еще больший озноб. Но он помог остановить слезы и отрезвил настолько, что в памяти всплыли мамины слова: «Дочуша, запомни, настоящая женщина должна сохранять достоинство в любых ситуациях».

Конечно, она сможет сохранить достоинство! Обхватив себя руками и переминаясь закоченевшими ступнями по холодному полу, Вера, прерывисто всхлипывая, постаралась собраться с мыслями. Девушка решительно подавила в себе соблазн мгновенно отомстить, выбросив чужие женские вещи с балкона. Во-первых, это глупо, истерично и нерационально. А во-вторых, всему двору и, как говорится, urbis et orbis[II] совершенно незачем знать, что происходит в ее жизни. И, кстати, не Лиля ли Штерн эта похотливая сучка в ванной?

23 ноября 2013 г. Суббота, день. Завершение

Если бы Лилю Штерн спросили, что уже больше часа держит ее в джакузи чужой квартиры, она бы ответила: «Ноги». Полулежа спиной к Юрию в теплой пузырящейся воде, она наслаждалась нежными прикосновениями любовника. Обхватив Лилю ногами, мужчина ласкал губами ее затылок и мочки ушей, а кончиками пальцев гладил внутреннюю поверхность бедер.

Как ни была приятна эта расслабляющая и одновременно возбуждающая близость, женщина все же подумала, что чувственная водная прелюдия несколько затянулась. В этот момент мужская рука, двигаясь вверх по Лилиному бедру, нежно коснулась «той самой» чувствительной точки, и по телу женщины пробежали мурашки томительного удовольствия.

– Может быть, перейдем в спальню? Я так хочу тебя, – прошептала она, чуть повернув голову.

– Я исполню все желания, которые только смогу прочесть в ваших глазах, – герой-любовник был настолько доволен и собой, и своей готовностью к предстоящим утехам, что даже не пытался этого скрывать.

Именно эту фразу услышала Вера, когда, натянув до отказа внутреннюю пружину своей решимости, снова открыла дверь в ванную. Еще утром те же слова предвещали радость и наслаждение, а сейчас она хотела бы никогда их больше не слышать.

Выставив перед собой телефон, словно щит, Вера шагнула внутрь и стала медленно приближаться к джакузи.

Ее появление превзошло эффект грозного огненно-серного дождя, превратившего когда-то жену библейского Лота в соляной столб. Хотя бы потому, что сейчас застывших «столбов» было два. На фоне монотонного журчания пузырьков, разбавлявшего гнетущую тишину этой немой сцены, казалось, было слышно, как отчаянно скрипят мозговые извилины ее участников, судорожно соображающих, что делать дальше. Было понятно, что Вера снимает происходящее на камеру и вряд ли делает это для собственного удовольствия.

– Ты что, сдурела?! – «жена Лота» пришла в себя первой.

Ее наглый тон настолько разозлил Веру, что прибавил бедолаге уверенности в себе, и она мысленно поблагодарила за это соперницу. Стараясь не встретиться взглядом с голой парочкой, сосредоточенно глядя на экран телефона, Вера начала говорить в пространство, не обращаясь ни к кому лично:

– Всегда завидовала проституткам: им не знакомы сомнения. Но надеюсь, ты начнешь сомневаться в том, что тебе стоило с ним связываться. А ты, мой благоневерный, уж точно должен быть уверен, что ваша встреча была ошибкой.

Это было совсем не то, что планировала сказать Вера, но на более резкие слова мужества у нее так и не хватило. Зато хватило духу сказать самое важное:

– Даю вам час на сборы. Если после этого я увижу в своей квартире хотя бы намек на ваше присутствие, видео попадет к ее мужу. Все, время пошло!

Угроза была адресной, но на Лилю она подействовала сильнее, чем на «благоневерного», которому предназначалась. Гостья попыталась встать и дотянуться до хозяйки квартиры и положения в надежде вырвать у нее телефон. Но Вера успела увернуться и, не прекращая видеосъемку, с саркастическим «finita la commedia» отступила к двери.

– Милая, подожди, – Юрий наконец-то решил вмешаться в ситуацию. Его голос звучал совершенно спокойно.

Вера остановилась и впервые за это время посмотрела ему в глаза. Муж покровительственно улыбался с видом умудренного жизнью человека, который собирается наставлять неразумное дитя. Это окончательно вывело Веру из себя.

– Убирайся к черту! Навсегда! – прокричала она, выбегая из Ванной комнаты.

На несколько секунд там повисла гнетущая пауза. Женщина пришла в себя первой.

– Ну, хотя бы теперь ты собираешься что-то делать?! – Лиля хотела больно ущипнуть любовника за плечо, чтобы выместить на нем злость. Но пальцы скользили по влажному телу, лишь царапая его острыми накладными ногтями.

Разъяренная Лиля была похожа на ведьму, прекрасную и возбуждающую. Наверное, так могла бы выглядеть Лилит[III]. Обнаженный, как Адам в райском саду, мужчина снова захотел ее. Захотел войти в нее, энергично и жестко. Возможно, он бы так и сделал, но… даже Адам, не имея ни социального, ни жизненного опыта, и тот выбрал Еву. Что уж говорить про Юрия, построившего карьеру и накопившего некоторые активы исключительно благодаря своей жене!

Резко выскочив из джакузи и едва удержав равновесие на скользком полу, он бросился к выходу. Но что-то мешало ему открыть дверь. От нескольких сильных толчков она начала поддаваться, и Юрий даже сумел высунуть голову из ванной, чтобы оценить обстановку.

Он увидел только задник сапога Веры, скрывшийся за дверью квартиры. И услышал щелчок захлопнувшегося замка. Только после этого Юрий опустил глаза, чтобы понять, какое препятствие помешало ему в этот критический момент. Дверь в ванную подпирала гора из его одежды и обуви, беспорядочно брошенной на пол.

«Когда характер проявляет женщина, про нее говорят: стерва. Когда характер проявляет мужчина, его называют отличным парнем» (Маргарет Тэтчер)

 

 

[I] Психодиагностический тест, основанный на интерпретации чернильных клякс.

[II] городу и миру (лат.)

[III] Лили́т – первая жена Адама согласно учению Каббалы.

Нет комментариев

Оставить комментарий

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X