(почти) Еврейские (почти) мужья. Шима

– И всё-таки самые правильные мужья – евреи, – сказала вчера моя мудрая и опытная подруга.

– Наверное, – промямлила я, – но мне, почему-то, так и не захотелось ни за одного из них замуж.

– Дааа…, – то ли своим мыслям протянула мудрая и опытная, то ли выразила удивление моей глупости и отсутствию прозорливости.

***

С Шимой мы познакомились банально просто.

Так, как было принято знакомиться продвинутой молодежи в начале нулевых.

В чате.

Обменявшись фото, я решила больше не тратить время.

Шима решил иначе.

Радостной новостью для меня было то, что он в Крыму.

А значит, свиданию не быть.

Сообщения можно пропускать.

На письма отвечать с опозданиями и вежливо извиняться, что был забыт пароль, много работы – не до почты, рано встала, поздно легла.

При таком раскладе, как мне казалось, всё и всем понятно.

Продолжения не будет.

No chance for a serious relationship.

Но так думают глупые девочки, которые не хотят замуж.

Или хотят, но ищут для этих неблагодарных целей «плохих парней». Находят.

Естественно, льют потом слезы.

Уходят в депрессию.

Полжизни считают себя толстыми, косыми, кривыми и еще какими-то, но не такими, какими они есть на самом деле.

Всё это приходится на лучшие их репродуктивные годы.

Еврейские же мальчики не сильно заморачиваются, если их динамят.

Особенно, если они уже увидели в своем воображении, как вы им в окошко роддома показывайте первенца, а потом с их мамой и сестрой ловко сдираете шкуру с карпа, чтоб потом сделать гефилте фиш.

ФсЁ, ша, базр! – он уже решил и мама его не против. А папа даже за. Патамуша их мальчик уже рассказал в лицах, как он влюбился по фотоГрафии и письмам без ошибок.

И, шоб всех таки убедить, он даже показал всем фотоГрафию.

Да, бабушке тоже.

Если кому-то не нравиться, может с нами не жить и ребенка в честь него не назовут.

Шима решил и фатит!!

То, что будущая жена еще не в теме, это не страшно.

Она просто еще не поняла своего счастья.

Забегая вперед, скажу, шо таки да, не поняла…

 

***

Каждое лето мы ездим в Крым.

Это вопрос традиции.

Даже если мы посетили другие (заграничные курорты), в августе Крым наш.

Как бы двусмысленно это не звучало.

Дорога в Крым – небольшое путешествие, полное азарта, приключений и веселья.

Поезд – это не наша тема.

Мы предпочитаем свои четыре колеса и никакой нервотрепки с покупкой билетов, которых днём с огнем не сыскать.

Наша задача приехать к пограничному базару, загрузить машину персиками с бархатной шкуркой, сочными мясистыми помидорами, сладким корейским луком, упругим виноградом, звонкими арбузами и пахучими дынями.

На курорте этого не будет.

Там, почему-то будут стоять развалы с турецкими деревянными помидорами, зелёными, как теннисные мячики, персиками и сомнительными арбузами.

Нам не надо.

Мы хотим, чтоб было вкусно.

А еще хотим крымских дорог.

Горный серпантин.

Ангарский перевал и Алушту.

Аю-Даг.

Артек.

Наш поворот.

Гурзуф.

Звонок.

Шима.

Если вы помните, речь идет о глупой девочке.

Соответственно, ей удается ляпнуть Шиме из Крыма, шо она таки уже отдыхает в его краях и плеск Черного моря ласкает ее слух.

А чайки совсем не делают ей нервы.

Где это райское место?

Далеко от места проживания, несомненно, очень занятого молодого человека.

Девочка ж глупая.

Она видит только прибой, безоблачное небо и домик Чехова.

Она не видит себя в пятничный вечер за готовкой чолнта или морковного цимеса, толкущую мацу для кнейдлах.

Выполнение великой мицвы тоже не маячит перед глазами.

Только море.

Белые барашки на небольших волнах, возвышающихся над морской гладью.

Никаких Бар-мицв, покупок первой Торы или битья посуды на свадьбе.

Шима же всё решил.

И ему недалеко.

И он как раз свободен.

За то нам не надо волноваться.

Жди у камня, скоро буду!

ФсЁ.

Не придешь, по фотоГрафии найду.

Забегая вперед, скажу, шо таки да, нашёл…

 

***

На побережье столько камней, что ждать можно у любого.

А Девушку?

Глупую.

Можно понять.

КонЭЧно – это не ее вина, что «ждала» у другого камня.

Главное, что у камня вообще.

Ожидание же было условным.

Отвертеться от встречи было уже нельзя.

А разве приличные, пусть и глупые, девушки ходят сами на свидание с неизвестными, пусть и из приличных еврейских семей, парнями?

КонЭЧно нет!

И я пришла с сестрой.

Шима был, к счастью, без мамы.

К несчастью (его, конечно), ниже меня почти на головы полторы.

Меня это смутило.

А Шиму мое загоревшее декольте на уровне его глаз вполне устраивало.

Кажется, попурри из марша Мендельсона, «Хава нагилы», «Тумбалалайки» и «Ах, эта свадьба…» уже гремело у него в голове.

У меня же «Ветер с моря дул».

Пофланировав с Шимой подмышкой по коротенькому променаду раз десять, мы с сестрой стали поглядывать на часы.

Время позднее.

«Закат окрасил теплый летний вечер», сами понимаете.

Девушки без родителей.

Да и вообще пора спать.

А Вам, Шима, еще «Дорогой длинною, погодой лунною»

по горным серпантинам возвращаться домой.

Домой Вам, Шима, надо возвращаться.

Тактическая ошибка.

Попурри в голове Шимы звучит громче.

Из ушей до нас звуки доносятся.

Он расплывается в довольной улыбке.

Понравился.

Вон как переживает за него!

А он шо?

А он ничего!

Не боится он по ночам по серпантинам ездить.

А если вдруг, шо, то и у нас переночует.

Правда?

Мои глаза приобретают размеры блюдец.

Сестра роет носком сандалии землю.

Обреченно смотрит то на меня, то на счастливого Шиму.

Периодически издает какие-то звуки.

Мол, родители, нам пора, едьте Шима – уже поздно, нам до дома еще идти.

Так не надо тут бояться темноты, девочки!

И нихто здесь вас в обиду не даст, и даже вы за это думать забудьте.

Мы не так чтоб боялись, но свидание затягивается.

Хотелось еще многое этим вечером успеть.

Но вслух-то не скажешь.

На нас уже клеймо стоит и неоновым светом отблескивает:

«Девочки из приличной семьи»!

Так вот, такие девочки сами вечером до дома не ходят.

Шима проводит нас и, если родители еще не спят, таки выразит им свое почтение.

Родители не спят.

Родители девочек из приличных семей не спят, пока девочки шастают где-то вечером.

Но такие родители не любят поздних визитов малознакомых им поцев.

Если уж на то пошло.

Наконец прощаемся.

Шима уже напевает колыбельную песню нашему воображаемому ребенку.

Теперь моя очередь приехать к нему в гости.

Говорю, что родителям это явно не понравится.

Неужели они будут стоять на пути к счастью  двух влюбленных.

Шима, двух?!

Обещаю себе, что продолжения не будет.

Шиме не обещаю ничего.

Забегая наперёд, скажу, шо таки да, продолжение было…

 

***

Через пару дней я приехала (а вы, как думали?) погулять по столице Крыма.

Я решила, что меня это ни к чему не обязывает.

А развеяться после вымотавшего меня романа с «плохим парнем» вполне можно.

А шо тут такого?

У меня душевная рана и ее надо залечивать.

Лучше всего такое лечится односторонними отношениями.

Когда один любит, а другой позволяет себя любить.

Попробуем.

Поиграем.

Я ж замуж после первого свидания не обещала выходить.

Детей тоже не обещала.

Вообще ничего не обещала.

Гуляем, Шима, городом, не отвлекаемся на мелочи!

И мы гуляем.

Памятник танку.

Или танк-памятник.

Гагаринский парк.

Долгоруковский обелиск.

Ресторан татарской кухни.

Караимская кенасса.

Жилое здание конца семидесятых – восьмидесятых.

И шо нам с того здания, когда еще Мечеть Кебир-Джами не смотрена?

А то, шо тут проживает-таки очень влюбленный из хорошей семьи поц и желает сделать из своего жилища еще одну достопримечательность.

Индивидуальный тур начинается.

И шо мы видим?

А показывают нам трёхкомнатную квартиру в тихом центре столицы Крыма.

Со свежим ремонтом в лучших традициях девяностых и местечковых вкусов.

Но мама таки уже не против, шоб я сама потом сделала ремонт по своему вкусу.

Она уже по фотографии видит, шо он у меня таки есть и, шо я его – ремонт – сделаю.

Я пока не хочу ремонт и квартиру в Крыму, тоже нет.

Но я в гостях.

А в гостях чисто.

Всё блестит и сверкает.

Окна слепят чистотой.

Линолеум (а где паркет? не порядок) без единого залома, чистый глянец.
Кроме нас дома никого.

Шима один живет в таких хоромах.

Неужели сам наводит чистоту?

Да ну, зачем – мама приходит несколько раз в неделю для уборки.

Это же ничего?

Да мне то что.

И свежую еду, приносит каждый день.

В смысле?

Нет, конечно, мама не бегает каждый день к нему.

А как свежая еда появляется в доме?

Папа.

Папа приносит в те дни, когда не приходит мама!

Ни о чём не надо думать.

Ни об уборке, ни о готовке.

Разве не об этом мечтает каждая приличная молодая семья?

Лодка семейного счастья в таких условиях просто не в состоянии даже, краешком борта, зацепиться о быт.

А о том, шоб разбиться, так вообще не может быть речи.

Не пора ли проследовать на кухню и отобедать?

Наверное, по правилам приличия, пора.

Но мы- то только что из ресторана.

Тогда в койку.

Самое время подумать о детях.

Стоп, стоп, стоп!

Какая койка? Какие дети?

А с родителями знакомиться, будем?

Забегая наперёд, скажу, шо таки да, с родителями познакомились…

 

***

Конечно, после последней встречи я опять дала себе слово, что вот это уж – точно всё.

Динамо-машина должна быть запущена на полную мощность.

А уже осенью я сидела за столом напротив Шиминых родителей.

Да, а шо?

Разве я видела хоть раз осенний Крым?

 

Замуж я всё еще не собиралась.

О старой шутке о том, что «еврейский муж — лучшая мама на свете» вообще слыхом не слыхивала.

Вежливо отвечала на вопросы.

Где работаю.

А папа.

О чем пишу.

Почему Газет не привезла со своими статьями.

В следующий раз шоб были.

Обещаю.

И себе обещаю, шо следующего раза таки не будет.

Смотрю на стол, накрытый в лучших традициях еврейского застолья: налистники с мясом, пирожки, нарезка, куриная шейка – она же «гефилте гезеле», форшмак, рыба жареная…

Это только начало.

Шоб вы не думали, приехав из своей столицы, шо мы тут в нашей столице голодаем.

Сглатываю.

Понимаю, что нас только четверо, еды же человек на шестнадцать так точно.

А в лотках еще дня на четыре с собой.

Шиме силы нужны.

Да и мне не помешает подкрепиться.

Готовить то нам некогда будет.

А внуки должны быть здоровенькие, крепенькие.

У хилых и обессиленных родителей ничего путного не выйдет.

Начинаю активней и в лицах рассказывать о своей работе.

Интервью такое интересное взяла о важности карьеры в женской жизни.

Материал о странах Магриба попался, что за уши не оттащить – вся Украина ждёт следующего выпуска.

Пойти, что ли правки внести…

Родители кивают.

Мама на тарелку мне четвертую котлетку подкладывает.

Салатика горку.

Сейчас еще картошечки с куГочкой поедим и потом тортик с чаем и пиГожеными.

Тортик с пирожными в меня можно только внутривенно или клизьменно вводить.

Отправляюсь «припудрить носик».

Судорожно ищу фестал.

Заглатываю сразу две таблетки.

Домой меня сегодня можно будет только докатить.

Вернулась к столу, где кроме куГочки с картошечкой, солений и маринадов, обнаруживаю не анонсированную ранее горку отбивных в воздушном кляре.

И колбаску с сыром мама подрезала, шоб стол пустым не казался.

Да, шоб вы все здоровы были!

Про себя я поняла, что с Шимой у нас точно ничего не выйдет.

Потому как, после такого подкрепления сил, самих сил, на действия, ведущие (при неосторожном их выполнении) к появлению детей – внуков, у человека субтильной комплекции быть не может.

Из низменных желаний только сладостные утехи с белым фарфоровым другом.

Забегая наперед, скажу, шо я таки не шикса мешукЕцет и кусочек торта в меня таки влез после половины отбивной и куГочки с картошкой…

 

***

Зимой я тоже приехала.

ПАТАМУША зимний Крым тоже надА видеть.

Замерзшее Черное море не всем показывают.

Конечно, я привезла газеты.

Конечно, опять сидела за столом напротив родителей Шимы.

Отвечала на вопросы.

Косилась на «скромные угощения».

Маме тяжело уже долго стоять у плиты.

Возраст.

Ноги отекают.

Давление.

Сердце.

Капли пила.

Поэтому готовила только сегодня.

И торт покупной.

И без отбивных сегодня.

Но с рыбными котлетками.

И заливное, шоб не совсем пустой стол был.

И так, пару пирогов с разными начинками.

Понимаю.

Сочувствую

А лоточки то, конечно, уже пирамидкой сложены.

Шоб с собой.

И вы давайте, там активней!

Это уже папа.

Мать же не вечная.

А внуков еще выходить надо.

Потом экскурсия по дому, пока перемена блюд происходит.

Шима телевизор новый купил.

Золотишко.

И тебе справим.

Мне не надо.

Спасибо.

Надо-надо!

Мастер хороший есть.

Сделает, шо хошь.

Не хочу, но молчу.

А пока я молчу, папа достает из кармана пиджака подарок.

ИнтеллиГентный.

Контрамарки в театр.

Дядя Ося там первый человек.

Осветитель!

На билетах каллиграфическим почерком выведено: «Чета …тские».

Документ.

Для Шимы так точно.

Я делаю вид, что ничего не понимаю.

Подпись ставить нигде не просят.

Делать ноги рано.

И был театр.

Места были такие, шо я подозреваю, шо кассирша как минимум сестра, а как максимум – мать дяди Оси.

Первый ряд.

Центр.

Пыль подмостков твоя.

Рельеф подметок актеров как под лупу.

Каждая морщинка, дрогнувший мускул на лице – всё как на ладони.

А потом пришла весна.

Майские праздники.

Воронцовский дворец.

Шо на него опять летом смотреть.

Уже сто раз видели.

И Никитский ботанический сад.

И Балаклава.

И Ай-Петри.

Забегая наперед, скажу, шо таки и весной замуж я не хотела…

 

***

Пришло лето.

Я решила ехать в Турцию.

И взять Шиму с собой.

Я же из приличной семьи.

А приличные девочки сами по Турциям не ездят.

То, что я собралась в отпуск, моих родителей не смутило.

И что собралась в Турцию тоже не стали обсуждать.

Вот Шима в этой поездке, каким боком?

Папа поинтересовался у мамы, а мама передала мне папин интерес, не собираюсь ли я замуж.

А я шо, дура?

Я в Турцию собираюсь, а не замуж.

И нас отпустили вместе.

В Турции Шима был горд собой.

На вопросы наглых турков: «Здесь нашел или с собой привёз?» (в смысле, меня), отвечал, раздувая щёки и выпячивая колесом грудь, шо таки с собой привёз.

После Турции мы разъехались по своим городам.

А в августе был традиционный Крым.

И да, я приехала с визитом к Шиме.

Дружеским, как мне казалось.

Опять были родители.

Передача прЭссы из столицы.

Беседы.

Стол.

Шима пасся в моем загорелом декольте.

Папа с умным видом читал газеты.

Мама загадочно улыбалась.

Периодически повторяя, какая им девочка досталась.

Я стойко выжимала функцию «мороз».

Мы «выкатились» из-за стола.

Я – в парикмахерскую.

Шима – по своим делам.

После окончания манипуляций с волосами Шима встретил меня и предложил поесть.

И мы пошли.

Шима место знает.

Я мест не знаю, не сопротивляюсь.

Иду, куда говорят.

Пришли.

Я столик выбрала.

Сажусь.

Официантка подскакивает.

Нет, говорит, Вы за другой садитесь.

Тут кондиционер и вообще не обслуживается столик этот.

Ведет к столу.

Усаживаемся.

Можно и поесть, наконец.

Я за карту.

Шима предлагает спецменю.

Соглашаюсь.

Лишь бы мясо дали.

И таки дают.

Официантка мухой вокруг нас летает.

Каждые пять минут интересуется, всё ли у нас чудесно, всё ли нам вкусно.

Десерт нести?

Мне не надо.

Я уже сегодня «колобком накаталась».

Фестала больше нет.

А Шима дожёвывает основное блюдо и головой кивает, что б несла и мне и ему.

Я же – злиться начинаю.

Волосы почти сожгли.

Так еще и десерт насильно впихивают.

Официантка уговаривает, что только фрукты и мороженое.

Для пищеварения сам доктор прописал.

Ладно, несите мороженое.

Раз доктор.

Точно ж, Шимин троюродный дедушка.

Приносят мороженое в креманках.

Маленькие ложечки к ним.

Я вдавливаю ложечку в чуть подтаявший шарик, мягкий и легко поддающийся.

Подношу ко рту прохладную порцию.

Ложка уже там.

Радость, тающая во рту.

Прикрываю глаза от удовольствия.

– Выходи за меня замуж, – возвращает меня в реальность голос Шимы.

Я почти глотаю эту дурацкую маленькую ложечку.

Как?!

Почему сейчас?!

Когда я уже почти забыла о неудачной покраске.

И вообще, причём здесь замуж?!

Так хорошо сидели, ели.

Выплевываю ложечку.

Осматриваюсь по сторонам.

Вот, дура!

Только на нашем столе стоит ваза с букетом роз.

Только у нас зажжены свечи.

«ПустЕма», а не баба!

Чувствую, что слезы текут по щекам.

Шима рад.

Я ж от счастья!

Технично сбегаю в туалет.

Рыдаю.

Кого жалко?

Чего страшно?

Пиликает телефон.

СМС

«Что делаешь?»

«Привет, Челябинск! Плачу…»

«Не переживай, наладится».

Я уехала, попросила время подумать.

Шима согласился.

Сразу говорить “да”, как-то неприлично.

Интриги нет.

Через пару дней опять СМС.

«Привет! Ты выйдешь за меня?»

«Привет, Челябинск! Да!»

«Я зарегистрировал нас как виртуальных мужа и жену»

«Отлично!»

Забегая наперед, скажу, что еще через пару дней после СМС я встретила моего нынешнего мужа и мы-таки уже 13 лет вместе…

 

 

Иллюстрация Владимир Любаров, серия “Еврейское счастье”, “Адам и Ева”

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

-->

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Вы можете отправить нам свои посты и статьи, если хотите стать нашими авторами

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

X